glimbovsky (look_y) wrote in kinoclub,
glimbovsky
look_y
kinoclub

Categories:

Обед нагишом (англ. Naked Lunch, 1991)

По ходу фильма у меня возникла пара мыслей по поводу покаяния. Покаяние - это, как известно, смирение. Т.е. человек нашёл некую меру, измерил себя этой мерой и согласился, что он маловат: воля слаба, нравственный слой души тонок, умственный потенциал низок... В обычных обстоятельствах мало кто занимается такими измерениями - для этого нужны потрясения: убил, предал, струсил и т.д. Проще говоря, нужно сильно согрешить!

Естественно, существует и обратное покаянию действие - мерить не себя, а сложившиеся обстоятельства, т.е. заниматься самооправданием: их было много, а я один; мне приказали, а я солдат; если бы я это не сделал, то меня бы убили... да мало ли что!

Поскольку картину снял кроненберг, то, естественно, в фильме речь будет идти о деталях падения: главный герой убивает свою жену и, не находя этому никаких оправданий, сам внутри себя, погружаясь в наркотическую бездну, создаёт годные с точки зрения наркомана обстоятельства, приведшие к роковому выстрелу в голову.

Автор романа, по которому цеховики сняли фильм, убил свою жену, целясь в стакан на её голове на какой-то вечеринке. Т.к. эта супружеская пара сама выращивала дурь у себя на ферме, а потом сбывала её крупными партиями по всей Америке, правосудию не удалось посадить будущего романиста за решётку - в виду отсутствия состава преступления. Именно благодаря этому нам предоставили возможность заглянуть в недра галлюцинирующей души убийцы со всеми подобающими случаю подробностями.

Давайте заглянем.

Обед нагишом

Пока автор готовится к работе над романом, надо осветить один важный момент: что такое искусство с точки зрения двух подходов к совершённому преступлению. Первый подход, конечно, религиозный - это и есть молитва, т.е. признание себя ничтожным (Фёдор Михайлович неплохо прошёлся по нему в Преступлении и наказании). Второй подход - это когда автор конструирует свой, новый мир, "удобный" для своей деформированной души: убиенная развлекалась с двумя его друзьями и, глумясь, предлагала ему присоединится к их сплочённой группе; он тайный агент, который через убийство своей жены должен проникнуть в руководство наркокартеля; она была агентом инопланетных захватчиков... да что там агентом! убиенная была даже не человеком, а инопланетным насекомым! вообще-то он гомосексуалист, а она - персонификация женской составляющей его сексуальной перверсии и... он убивал не её, а своё, скрытое в нём, влечение! да! никакой жены нет! Главный герой боролся, страдал и победил. Теперь всё позади, и он может спокойно отправиться с инструкциями ЦРУ в Советский Союз на новое задание. Воспоминания приведены в систему, и теперь их можно с усмешкой рассматривать в любое время (последний эпизод фильма).

Удалось ли авторам фильма создать мир, в котором убийство человека ради шутки становится непостыдным? Мне кажется, что они этот мир создали уже давно, и главный вопрос здесь другой: захотим ли МЫ принять этот мир как свой?

P.S.
Удивительное решение суда по делу женоубийцы прозрачно намекает нам, что было у него в своё время и старое задание ЦРУ с наркооперациями в соединённых штатах. Это я на счёт того, что только наркоманам их шифровки кажутся мутными на 100%
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments