desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Берлинале, 10-12 февраля. ВТОРИЧНОСТЬ.

ВТОРИЧНОСТЬ

Вторичность всегда, с первых мгновений сопутствовала искусству; а для кинематографа, с его склонностью к заимствованиям, цитатам и реминисценциям, это и подавно беда, на больших фестивалях особенно заметная.

Предыдущие три дня конкурса (10-12 февраля) на Берлинале стали парадом вторичности, причем в совершенно разных жанрах и у совершенно разных режиссеров.

Например, часть утра вторника была истрачена на немецкий «Между мирами» (Zwischen Welten), который казался сшитым из ошметков «Повелителя бури» и прочих американских военных драм про Ирак и Афганистан.



Первым кадрам норвежского «В порядке исчезновения» (Kraftidioten) предшествовал список разного рода спонсоров, фондов и грантодателей, своею протяженностью даже вызвавший смех в зале. Все эти деньги Ханс Петер Моланд потратил на то, чтобы масштабно выразить любовь к Тарантино, сняв ироничный гангстерский боевик. Здесь и типажи, и ситуации, и диалоги как будто из конца 1990-х, только в антураже заснеженной Норвегии и со Стелланом Скарсгардом в главной роли. Скарсгард способен спасти любой фильм, но тут просто какой-то музей, честное слово; впрочем, есть сильные подозрения, что кровавую комедию про месть водителя снегоуборщика купят во многие страны, а, главное, что самого режиссера купят для американского римейка Kraftidioten: одного Тарантино на всех не хватает.


Еще одно немецкое произведение (кстати, несть им числа – почти половина конкурса - с участием ФРГ), «Крестный путь» (Kreuzweg, режиссер - Дитрих Брюггеманн), обязательно получит приз (ниже объясню, почему), что не отменяет того факта, что если бы не было гениальных мизантропов Михаэля Ханеке и Ульриха Зайдля, уже неоднократно и великолепно препарировавших и буржуазное сознание, и религиозные девиации, то не было бы и этого монотонного опуса. Брюггеманн старательно сгущает тени в кадре, разбивает сюжет на 14 эпизодов по числу остановок Христа на пути к Голгофе, нашел хорошую актрису с лицом настоящей святой на главную роль, но все это совершенно не отменяет посредственности режиссуры, недостатка вдохновения и упомянутой вторичности во всех компонентах.


Впрочем, в рейтинге международного киножурнала Screen, составляемом по опросам критиков, «Крестный путь» лидирует с самой высокой средней оценкой – 3 из 4. Почему он обречен на успех, становится ясно во время просмотра. Каждый раз, когда священник на экране произносит очередную прямолинейно-идиотическую диатрибу с осуждением современных пороков, зал покатывается с хохота. Антиклерикальные интенции режиссер всячески выпячивает, и это безумно импонирует фестивальной публике. Кроме этого избиения дохлой собаки (извините, ну не вижу я на Западе и сотой доли того влияния, которое приписывают церкви в подобных картинах), иных конфликтов в Kreuzweg нет. О чем история? О том, что религиозный фанатизм – это плохо? Так это и так известно, достаточно пару статей в интернете прочитать, совершенно незачем городить почти двухчасовый огород. У Зайдля в «Вере» кроме антирелигиозности – еще и сильнейшая человеческая драма; у Брюггеманна – мрачный памфлет и ничего более. Но приз дадут. Хотя бы для того, чтобы в очередной раз позлить церковников.

Про остальных: Praia do Futuro (Бразилия-Германия) – скукотища, вторичная по отношению к штампам бразильского кино последних лет; «История страха» (Аргентина) – то же самое для кино аргентинского и европейского, греческий «Стратос» - подчеркнуто плохая версия «Леона-киллера» на эллинском материале. В общем, середина недели была бы вовсе нетерпимой, если бы не редкие драгоценности в параллельных программах (расскажу вечером) и не китайский триллер под названием «Черный уголь, тонкий лед» (Bai Ri Yan Huo, режиссер – Дяо Инань, если не ошибаюсь с транскрипцией).




Тут есть расчлененка, маньяк-убийца, злачные места, роковые красавицы и странные, странноватые персонажи; но когда ближе к концу вдруг понимаешь, что это ведь самый настоящий нуар, да-да, тот самый «черный фильм» золотой эпохи Голливуда, только сделанный на облупленной китайской специфике, то начинаешь желать Дяо Инань хоть маленького, но приза.

Берлинале перевалил за середину. Осталось два весьма напряженных дня; например, завтра с утра длительность одного конкурсного фильма – 117 минут, а следующего – целых 164! Господи, верни пленку вместо цифры!

P. S. С тревогой жду новой работы когда-то очень хорошего перуанского режиссера Клаудии Льосы. Ох, не надо было ей брать американских актеров, ох, не надо было ходить за деньгами на север…

Дмитрий Десятерик, «День», Берлин-Киев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment