desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Categories:

«Жизнь Пи» / Life of Pi (Энг Ли, 2012)

ЛИТЕРАТУРА




Драматургия американо-тайваньской драмы «Жизнь Пи» строится по принципу вложенного повествования, наиболее удобному для описания дальних странствий. Писатель Янн Мартел в поисках вдохновения приходит к живущему в Канаде индийцу по имени Пи (Ирфан Хан), чья история настолько невероятна, что может заставить скептичного интеллектуала поверить в Бога.

По словам Пи, когда ему было 15 лет, отец, будучи директором зоопарка, объявил, что семье придётся уехать из Индии, забрав с собой половину животных, и продать их в Канаде, чтобы начать новую жизнь. Судно попадает в шторм, и Пи (герой в 15 лет – Сурадж Шарма) — единственный, кому удаётся спастись, однако место в шлюпке с ним делит еще и настоящий бенгальский тигр со странной кличкой Ричард Паркер. Большая часть действия разворачивается посреди океана.

Режиссер фильма, американец тайваньского происхождения Энг Ли – один из наиболее успешных американских кинематографистов. В 58 лет у него – «Оскар», «Золотой глобус», два «Золотых медведя» Берлинского фестиваля, два «Золотых льва» Венеции. Среди наиболее известных работ - «Разум и чувства», «Крадущийся тигр, затаившийся дракон», «Горбатая гора». «Жизнь Пи» также явно получит несколько разнокалиберных наград.

Если исходить из увиденного, то главные авторы фильма - цех спецэффектов. В визуальной насыщенности нет ничего плохого; речь о качестве этого насыщения. «Картинка» в «Жизни Пи» напоминает скорее о телевидении, – качественном, западном, наподобие канала «Дискавери», - но телевидении. Нет ни одного тем или иным образом не подсвеченного или не подкрашенного кадра – или, скорее, изукрашенного. И эти красоты, следует повторить, не кинематографического, а аттракционного свойства. Ли просто берет наиболее растиражированные тем же телевидением образы разных культур, экзотических животных и далеких пейзажей, пропускает их через компьютер и выдает легко усвояемую картинку. Все по поверхности, все ради приятного и необременительного развлечения. Плохого в этом ничего нет – мейнстримное кино создается для того, чтобы развлекать – но местами сходство с этаким анимированным туристическим путеводителем слишком уж очевидно. Оттого и все страдания героя кажутся столь же картонными, несерьезными – драма превращается в мелодраму, переживания поглощаются декорациями. Сложно отделаться от ощущения, что снималось все это в расчете на детскую аудиторию, а показывается почему-то взрослому зрителю.

Впрочем, все вышесказанное - вполне в авторской логике: ведь Энг Ли, по сути, одаренный и очень умелый конъюнктурщик. Он всегда точно угадывает востребованную тему; жанр и материал не имеют ни малейшего значения. Нужны комиксы? Пожалуйста, «Халк». Соскучились по экранизациям Джейн Остин? «Разум и чувства» выходят в прокат. Народ захотел посмотреть китайский мордобой – «Тигр и дракон» спешат на помощь. Стала актуальной тема гей-сообщества – аудитория ахает от «Горбатой горы». Подоспело 40-летие фестиваля в Вудстоке – и вот престарелые хиппи вытирают ностальгические слезы на «Взятии Вудстока». Всегда без особых открытий, без настоящей глубины, но эффектно и вовремя. Так и с «Жизнью Пи» - на экзотику, в силу ряда кризисов и войн, сейчас особенный спрос.

Однако у этого фильма есть еще одна составляющая, которую Ли не мог или не хотел раскрыть. В конце фильма Пи рассказывает Мартелу еще одну версию своего плавания – намного более реалистичную и жестокую, и предлагает самому писателю выбрать, какой из вариантов ему больше нравится.

Мартел – реально существующий человек, канадский прозаик, ставший известный в 2002 году, когда его роман «Жизнь Пи» получил букеровскую премию. Неожиданное следствие фильма – желание прочитать книгу-оригинал. Ведь финальное «раздвоение» повествования – нечто большее, чем просто технический прием. Здесь – извечная проблема литературы: что считать истиной – более захватывающую историю или более реалистическую? Что достовернее – красота или правда? И что есть вера для того, кто сам выступает творцом? Вера в совершенство формы? В лучше написанное слово? В более яркую действительность, в итоге все равно остающуюся на бумаге? Бог есть красота? Произведение искусства? Само искусство?

Этот шлейф литературных вопросов, по большому счету не имеющий отношения к фильму, тянется долго после просмотра. И именно поэтому «Жизнь Пи» останется в истории кино хотя бы как не очень удачное воплощение интереснейшей идеи.

Дмитрий Десятерик, «День»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments