desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

«Цезарь должен умереть» / Cesare deve morire (Паоло и Витторио Тавиани, Италия, 2012)

ТРАГИЧЕСКИЙ НАИГРЫШ



Выход в наш, пусть и ограниченный прокат фильма «Цезарь должен умереть» (Cesare deve morire, режиссеры – Паоло и Витторио Тавиани, Италия) можно только приветствовать. Постсоветский зритель крайне редко видит новые картины производства одной из лучших кинематографий мира; во-вторых, Тавиани — патриархи итальянского неореализма, давшего миру Феллини, Пазолини, Висконти, де Сика.

Оставаясь верными приемам, выработанным полвека назад, Тавиани попытались соединить психологическую, социальную и историческую драмы. «Цезарь должен умереть» — о заключенных итальянской тюрьмы строгого режима "Ребибия", ставящих трагедию Шекспира «Юлий Цезарь» под руководством театрального режиссера Фабио Кавалли.

Сюжет о театре за решеткой не нов, и свежих средств для его воплощения у Тавиани также не нашлось. Если прямолинейный реализм еще как-то подходит для изображения тюремных будней, то шекспировский текст такому подходу явно сопротивляется. Конечно, преображение отпетых уголовников в актеров вызывает глубочайшее уважение. Но актеры они, по правде говоря, посредственные. Уже в эпизодах предварительных прослушиваний это заметно: когда будущих участников труппы просят назвать свои имя и приговор с гневом, впадают в совершенно одинаковую ярость, когда тот же текст нужно сыграть с жалостными интонациями, показывают ту же ярость.

Как следствие, и Шекспира, и самих себя вне сцены они играют столь же монотонно, с массой пафоса и крика – а такая склонность рвать страсть в клочья - первейший признак дурного театра. Вместо трагических котурн режиссеры (и Кавалли, и Тавиани) предлагают актерский наигрыш и надрыв, вместо глубины первоисточника — набор постановочных штампов.

Логика неволи обретает на провал любую имитацию. Тюрьма – это царство документа, и потому, например, кажется, что жесткая неигровая драма о том, как постановка «Цезаря» изменила жизни заключенных, с кропотливым всматриванием в выбранные характеры, была бы намного интереснее. Тавиани поставили перед собой иную задачу. И, похоже, не справились с ней.

Однако старомодная режиссура в сочетании с социальным колоритом очаровала жюри последнего Берлинского фестиваля — итогом стало присуждение «Цезарю...» «Золотого медведя», а также приза экуменического жюри. При этом не покидает ощущение, что главной причиной обоих решений было желание отметить заслуги едва ли не последних оставшихся в живых представителей великого поколения неореалистов.

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments