Cinefeelia (cinefeelia) wrote in kinoclub,
Cinefeelia
cinefeelia
kinoclub

Categories:

The Dark Knight Rises | Темный рыцарь: возрождение легенды

Лучшее, что можно пожелать. 

8000_b_1342509693

Прошло 8 лет после последней сцены «Темного рыцаря». Миллиардер Брюс Уэйн (Кристиан Бейл) заперся у себе в особняке, а костюм Бэтмена убрал подальше. Его дворецкий Альфред (Майкл Кейн) все старается наладить личную жизнь хозяина, предлагая ему в невесты то неравнодушную к Брюсу миллиардершу Миранду Тейт (Марион Котийар), то чуть ли не ловкую грабительницу Селину Кайл (Энн Хэтэуэй), Брюса же обокравшую. Акт Харви Дента на 8 лет убрал из города Готэм организованную преступность. Но некто Бэйн является, как когда-то Джокер, скрывая под маской – другую маску. И в планах его всколыхнуть Готэм. Нужен ли Бэтмен городу вновь? И нужен ли он самому Брюсу Уэйну?..  


Сейчас уже точно можно сказать: у нас до сих пор не было такой цельной по замыслу и высказыванию трилогии. Именно трилогии. С тремя осмысленно выделенными главами, где каждый фильм выходит из предыдущего. Если смотреть в такой перспективе, то минусы отдельно взятого фильма нивелируются. У нас есть неторопливое начало. Многое не получилось, задуманное не воплотилось до конца, но первая часть была вызовом, громким заявлением о себе. В первой части был заложен запал. Подорвать который с успехом удалось во второй. Миф о Бэтмене показал всю свою мрачность, серьезность, а главное мощь и энергию. Мрачность и серьезность всегда были присущи этому герою, а вот невиданная мощь воистину многих поразила. Третья часть – это во всех смыслах конец. Она вовсе не должна быть сгустком энергии, как это было со второй. Ее задача состоит не в том, чтобы по громкости, мощности или мрачности превзойти предыдущую, ее задача – закончить бесконечную по своей сути историю, разрешить все те вопросы, которые повисли шлейфом позади уезжающего в неизвестность человека в костюме летучей мыши.

Кристофер Нолан хорош своей буквальностью. Снимая фильм о хаосе, он полностью отдает его во власть хаоса, препоручает безумному клоуну. Фильм о конце живописует конец не только отдельно взятого героя, но и человека и всего мира. И дело не в том, что маскулинный Бэйн в какой-то момент превращается в кровожадного лидера Французской революции и начинает цитировать «Повесть о двух городах». Дело в том, что разделавшись в Темном рыцаре с супергероем, первую половину этого фильма Нолан слой за слоем раздевает человека. Вот он – некогда простой мститель, который стал героем, герой, который встал выше системы и морали, который стал символом, символ, который вобрал в себя всю грязь, а затем исчез. С другой стороны миллиардер, который вмиг может стать нищим, мужчина, который никак больше себя не воплотил, человек, который потерял смысл жизни. Вопрос вездесущего Альфреда обнаруживает неприятную логику: почему же вы никак по-другому не хотите спасти этот мир? Поделиться технологиями с полицией, деньгами – с детьми, временем – с женщиной? В ответ звучит что-то о несовершенстве системы, а вот сквозит кое-что пострашнее: мир на земле никогда не установиться, пока ты жив – из шкуры героя не вылезти и руки из дерьма не вынуть, что бы ты там ни думал себе о Белых рыцарях, а сам мистер Уэйн этому и рад. О да, мы видели ярость Кристиана Бейла, видели мужественность, благородство, видели его снедаемого противоречиями, но подобным безумцем, балансирующим на грани немощи и силы, при этом  с неодолимой тягой к смерти, мы его еще не видели.

Вот этот пропитанный смертью фильм в какой-то момент превращается в эпический аттракцион под названием «Конец света». С упоением Нолан чередует сюжетные твисты, судьбоносные решения, умные экшн-сцены и болезненный мордобой. Именно болезненный, ибо в какой-то момент удалось для комикса невероятное: за ушастой маской, на которую обрушиваются удары, вдруг стал маячить человек. Людей в «Возрождении легенды» вообще достаточно: Гэри Олдман и Майкл Кейн стали еще человечнее, Гордон-Левитт идеалист от бога, Бэйн Тома Харди даже и не злодей почти, его черные точечки-глаза источают безумие и алчность зрителя, пришедшего посмотреть на конец света из первых рядов. То, что Энн Хэтэуэй крадет шоу, вы верно слышали. Тут лучше и не комментировать вовсе. Всем им уделить равное место – нелегкая задача. В этой части фильма режиссера-сценариста просто распирает, ему не терпится рассказать так много, что 3 часов ему явно не хватает. Тогда он начинает спешить. Он может и сам бы желал сделать вкуснейшую, тихую паузу, но для нее уже попросту нет места.

Когда же 3 часа пролетели, хочется спросить себя. И что же? Как это было? Кто такой этот Нолан, который всех поднял на уши? Ответ родиться почти сразу. Нолан – не провидец. Нолан – не рассказчик. Нолан – фокусник и мотиватор. Его принято считать мрачным и тяжелым, он и сам этого хочет порой. Но он не такой. Его фильмы несут свет. Свет надежды и веры. Веры в лучший конец, во что бы то ни стало. И знаете, такой конец – это лучшее, что можно пожелать Бэтмену. Да и нам с вами.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments