orangegnedich (orangegnedich) wrote in kinoclub,
orangegnedich
orangegnedich
kinoclub

"Я и ты и все, кого мы знаем" (Me and You and Everyone We Know) (2005)

Продавца обуви Ричарда (Джон Хоукс) бросает жена, оставляя с двумя сыновьями-подростками. Кристин (Миранда Джулай) работает соцработником, помогая с перемещением и шоппингом пожилым людям, а на досуге занимается видео-выражением своего артистического эго. Две школьницы (Наташа Слэйтон и Наджарра Таунсенд) выстраивают странные сексуальные отношения с соседом Ричарда Эндрю (Брэд Уильям Хенке). Линии не параллельные и потому иногда путаются, сбиваясь в маленькие узелки.

Сложно было ожидать от культовой современной художницы (самый настоящий контемперари-арт с обязательными инсталляциями/перформансами и выделенной площадью в Музее Гуггенхайма) Миранды Джулай чего-то традиционно «независимого» в духе ее главного актера Джона Хоукса. Режиссер/актриса Джулай имела на руках вполне себе почвенническую «инди»-драматургию, но смотрела на нее, определенно, со своей творческой колокольни, не позволявшей тратить время на душевную аутсайдерскую банальщину о том, как два лишних человечка ищут нужные пазы, чтобы, так сказать, become one. Через Кристин Джулай пускает в фильм растерянность и грусть своего искусства. На такую глубокомысленную начинку в конечном итоге не хватает шоколада для ровной и красивой оболочки. Где-то здесь – в кадрах «Я и ты и все наши знакомые» - лежит граница между заумными auteur’ами и некоммерческим кинематографом средней американской полосы, который любит Сандэнс.

При этом от Джулай не услышишь чего-то такого, о чем раньше кино молчало: на столе снова оказывается сформулированная Сэмом Мендесом «красота по-американски» (речь сейчас о пляшущем кульке, а не о сюжете имени Кевина Спейси) – золотая рыбка в целлофановом пакете, случайные фото. В общем, ноктюрн на флейте водосточных труб – неуверенный в следующем шаге, лунный, наполненный рефлекцией и электронными звуками из 90-х. Единственное, в чем лента Джулай не добирает – впрочем, ошибка эта системная для многих вестников актуального арта, - так это в трогательности. Исходящего из недооцененного актера Джона Хоукса света явно не хватает для пропитки атмосферы человеческим теплом: Джулай не стала влюбляться в своих героев, а прицелилась в них своим объективом. Получилось кино для критиков. Те, кстати, очень довольны результатом и даже вида не подают, что сработала элементарная магия имени.    
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment