3930 (3930) wrote in kinoclub,
3930
3930
kinoclub

ROBIN WILLIAMS

10 вопросов читателей TIME

1. В пьесе «Бенгальский Тигр в Багдадском Зоопарке» Вы исполняете роль тигра, ставшего привидением. Как можно подготовиться к такой роли?

Немного расхаживаний взад-вперед, кусать всех, кто попадется. Я по сути играю душу тигра, так что мне не надо становиться полностью тигром.

2. Пьеса – о войне в Ираке. Ваше участие в постановке как-либо связано с Вашим отношением к войне?

В последний раз, когда я был в Ираке, я жил в охотничьем домике Удея, хотя единственное на что он охотился, это были шлюхи из России. Точно так же было бы, если бы Гитлер построил Грэйслэнд; так же нелепо. Даже колумбийские наркобароны сказали бы: «Это, блин, нелепица.» А мои чувства о войне как-то связаны с привидениями. Я недавно был там, и вся жизнь там пронизана покоем. «Что остается после тебя, когда все заканчивается?» В пьесе есть слова: «Американцы думают, что со смертью все заканчивается для каждого.» Но когда попадаешь на Восток, осознаешь, что там есть ощущение того, что всегда остается нечто.

3. Вы уже были шесть раз в Ираке. Отчего так много?

Мне нравится. Очень нравится выступать для людей с тяжелым вооружением. Спокойнее, чем попасть в Джорджию (или «Грузию»).

4. Это Ваш дебют на Бродвее, хоть Вы и бросили учиться в Джиллиард в 1975 году. Чем Вы все это время занимались?

Когда я вернулся домой из Джиллиарда, я не смог работать актером. Я пошел на курсы обучения комедиантов, находившиеся в подвале церкви, там также преподавали лесбийскую поэзию и умение стэнд-ап, что замечательно изучаются вместе. Постепенно у меня появились зацепки на телевидении и кино, а все остальное – уже история.

5. Если я пойду в нужный клуб в Нью Йорке в нужный вечер, могу ли я увидеть Вас в представлении стэнд-ап?

У меня не было свободного времени с тех пор, как я начал играть в пьесе, но у меня появляется это непреодолимое желание. Столько много, о чем можно было бы поговорить. Даже тот случай, что Дональд Трамп захотел увидеть свидетельство о рождении Обамы – я бы сначала захотел увидеть, где начинаются его волосы (или «о чем говорят его волосы»). Представляю, как ночью он входит в комнату, и волосы начинают говорить [изображает, как волосы сходят с головы], «На какой следующей мы женимся? Пошли! Назови это здание своим именем!»

6. Быть смешным – мешает ли это Вам в жизни?

Однажды я был в аэропорту, и женщина подошла ко мне и сказала, «Посмешите!» Это как подойти к Барышникову и начать, «Встать в позу! Встать! А сейчас встать на носочки! Поднять мою жену!»

7. Вы попали на заголовки всех новостей в 2006 году, когда легли в клинику, чтобы избавиться от алкоголизма. Что-нибудь нашли интересное там для своих выступлений? Или это – тайна?

Все же, секрет – само название Анонимные Алкоголики. Я лег в клинику в таком районе, где неподалеку делают вина – вдруг передумаю. Это было очень нужно для меня – лечь в клинику. Я должен был. Я на самом деле не мог себя контролировать.

8. И все же Вы сами владеете винодельней.

Да, честно говоря, странная ситуация. Это, как если бы у Ганди был мясной магазин.

9. У многих звезд – проблемы с чрезмерным употреблением. Почему?

Мне кажется, что быть звездой – это уже как наркотик. И такой же «отход» волнами. Вы известны, а потом – нет, а потом – опять известны. Даже сейчас, после всех наград Киноакадемии, иногда мне кричат: «Морк!» (Одна из первых ролей Уилльямса на телевидении)

10. Билли Кристал как-то сказал, что стэнд-ап – это способ выживания неприятности жизни. Надо ли нам пожелать Вам побольше неприятностей?

Не надо. Я сам их найду.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment