orangegnedich (orangegnedich) wrote in kinoclub,
orangegnedich
orangegnedich
kinoclub

Categories:

"Идеальное преступление" (Crimen Ferpecto) (2004)

В своей системе координат менеджер отдела женской одежды из мадридского супермаркета Рафаэль - король жизни, которому подвластны все мечты. Wish-list, по правде говоря, достаточно скуден – красотки-подчиненные, с которыми он запирается в примерочных (некоторые удостаивает трехчасовых американских горок по отделам мегамаркета с обязательным сексом в финале) и пост главного по этажу. С последним выходит осечка – должность в последний момент ускользает к единственному конкуренту – коллеге из мужского отдела мерзкому Дону Антонио, который, о ужас, носит парик. Крутой испанский темперамент приводит к непоправимым последствиям – убийство, шантаж, брак, пожар – жизнь бежит сквозь пальцы.

«Идеальному преступлению» есть дело до всего. Главный герой в один момент приобретет черты то ли кэрривского персонажа из «Шоу Трумана», то ли его же «Кабельщика». Призрак убитого Дона Антонио не отпускает Рафаэля, напоминая своими комическими появлениями едва ли не о «Семейке Аддамс» и «Каспере». Баланс красивых и некрасивых женщин медицински выверен и точно указывает на принадлежность картины к испанскому кинематографу. Еще здесь рубят на куски человека, проявляют чудеса маркетинга, высказываются о некоторых экзистенциональных величинах и шутят о поп-культуре и обществе потребления.

Отменный испанец Алекс де ла Иглесиа в своей лучшей форме. Способен на многое: хичкоковский саспенс, специфическое для солнечной Испании чувство юмора, социальный подтекст, выглядывающий из самых дальних углов. С Хичем у де ла Иглесиа, конечно, имеются секретные отношения. Более того, отдельные пятиминутки "Идеального преступления" испанец скручивает в такую пружину, что на экране проступает тень классика. Однако тут же дают о себе знать южные корни, из-за которых сосредоточенный саспенс сжигается едким черным юмором.

Родись Алекс в более суровых климатических условиях, кино бы, наверняка, получило более уравновешенного, хладнокровного (такого, каким он предстал в «Убийствах в Оксфорде») творца, но перед нами широкий в обхват баск, который ни на что не променяет свою weird иронию, иногда интеллигентную, иногда абсолютно людоедскую. При всех внешних факторах статус культовой фигуры на нем как-то не сидит. Перед нами постановщик с сильной глоткой и светлой головой.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments