Ченси Гарденер (shotlandez) wrote in kinoclub,
Ченси Гарденер
shotlandez
kinoclub

"Ой вы, гуси!" (1990), реж. и сцен. Лидия Боброва

http://onfilmtv.ru/uploads/files/364250700360733.jpg

Это фильм забыт совершенно незаслуженно. В перспективе он кажется одной из наиболее талантливых лент 1990 года, не только на фоне бесконечного ряда кооперативных «шедевров», но также фильмов, обладающих несомненными художественными достоинствами – например,  «Мать» Г. Панфилова или «Такси-блюз» П. Лунгина. В том году на экраны советских кинотеатров вышло порядка 300 фильмов, и зрителям было из чего выбирать (наиболее продвинутые, само собой, предпочитали видео).

Как всякое истинное произведение искусства, этот фильм остается вне времени, и смотреть его сегодня не менее увлекательно, чем завтра и еще через 20 лет. Хотя, казалось бы, мы достаточно насмотрелись мерзостей захолустного бытия как в пост-перестроечном «чернушном» кино, так и в гораздо более беспросветных фильмах последней «русской волны».  (Если режиссеры фильмов конца 80-х  еще хранили какие-то надежды, то авторы «Юрьева дня», «Кочегара» и «Счастья моего»  не сохранили ни иллюзий, ни надежд.)

Вообще, современный российский кинематограф укоренен в поисках режиссеров конца 80-х – 90-х годов гораздо глубже, чем хотелось бы современным авторам, оторваться от «переходной» традиции все никак не получается.

Но это особая тема, и речь сейчас не об этом.

Главная особенность «Гусей», фильма доброго и светлого, мне видится в его умении удивлять, по-детски непосредственно. Для начала, может показаться, что дебютный фильм выпускницы мастерской А. Германа (разумеется, старшего) Лидии Бобровой обманчиво прост, но «Гуси» обманут вас не только кажущейся простотой.

http://i.getmovies.ru/previews/98165_03_w464_h260_fc.jpg

Непрофессиональный актер Вячеслав Соболев играет две роли - отца и сына

Для начала, вы обманетесь стилизацией под документальное кино. То, что это игровая картина, понятно далеко не сразу – хотя «игровой», цветной пролог картины, казалось бы, предполагает «художественность» зрелища, а не документальность.  Вячеслав Соболев, исполнивший роль инвалида Митьки и отца всех трех братьев-неудачников («да как же я не умею жить, когда у меня три таких сына растут», - говорит он в прологе), руководил фольклорной самодеятельностью в родной деревне. Василий Фролов, сыгравший зэка-Саньку, действительно сидел в тюрьме; обреченность всей его фигуры в кадре не обманчива – вскоре после съемок он погиб.  Пока на экране не появится Нина Усатова в растиражированном образе крестьянки, черно-белая, строгая картинка фильма, естественные декорации и непрофессиональные актеры, живущие в кадре, а не играющие, создают иллюзию того, что вы стали случайным свидетелем чужой жизни.

Это невзыскательное на первый взгляд зрелище просто завораживает, а истинное кино просто обязано вас заворожить, загипнотизировать, очаровать и повести за собой.

Вторая ловушка этой картины – время действия. На календаре, напомню, 1990 год.  Страна кипит, распадается на суверенные республики: конфликт в Карабахе, массовые беспорядки в Душанбе, советские танки вошли в Вильнюс. Не удивительно, что прорицатели всех мастей предрекают скорый конец света, но не обязательно быть П. Глобой, чтобы понять, что все вокруг катится в пропасть. Чего стоит только тот факт, что в СССР, где с тунеядством боролись на правовом уровне, оказывается,  официально зарегистрировано 2 млн. безработных.

Соответственно этому нищему и «странному времени», на экране мы видим серую, беспросветную жизнь. Муж-инвалид, пускай достаточно условной группы, месяцами не может найти работу, его жена вкалывает за четверых, обшивая всю станицу, один брат – пьет, другой – только освободился. В общем, классический для конца 80-х годов фильм в жанре «Так жить нельзя». Но затем герои идут в кино и,  глотая в зале деревенского клуба голодную слюну,  смотрят, как потчуют иностранных гостей московской олимпиады 1980 года.  Оказывается, на  дворе стоит то самое благословенное время, когда килограмм колбасы стоил 2 рубля 20 копеек, а все демократы, «разворовавшие страну», еще смирно сидели по тюрьмам, дурдомам и дикторами на «Радио свобода».

http://film.arjlover.net/ap/oj.vy.gusi.avi/oj.vy.gusi.avi.image1.jpg

Нина Усатова - актриса крестьянского образа

А что же будет через 10 лет, когда наступит новое время? В жизни многочисленных Ивановых не изменится почти ничего. Инвалид Митя все так же будет заниматься домашним хозяйством, его жена – обшивать станичных модниц, вот только дочку вырастет и превратиться в толстое, неуклюжее и совершенно ленивое создание, тупящее целями днями в телевизор.

Патриархальная деревня, в которой некоторые идеалисты от культуры видели оплот традиций, лишена будущего –  дети не желают работать так же бесконечно и терпеливо, как их родители.

Какой разительный контраст с романтизмом А. Саморядова и П. Луцика, создавшими миф о людях «дикого поля», которых только тронь, они и Москву сожгут к чертовой матери.  


Любопытно, что эти настроения на добрых полтора десятка лет предвосхитили такие фильмы, как «4» И.Хржановского – В.Сорокина, который жестоко расправляется с российской деревней как хранительницей народных промыслов и патриархальных традиций,  и «Груз 200» А. Балабанова, в котором начало экономического и морального распада датируется именно началом 80-х годов.
Л. Боброва в дальнейшем поставила еще две картины на деревенскую тематику: «В той стране» и «Бабуся», но до художественных и экзистенциальных высот дебютного фильма они, увы, не дотягивают.

Говорят, что А.Герман, когда просматривал отснятый Л. Бобровой материал, говорил: «Это так плохо, что может получиться очень хорошо».

«Гуси» - классический пример «случайного шедевра», который получился как бы сам собой, когда пришло его время, вне зависимости от авторских замыслов. (В качестве примеров можно привести такие фильмы, как «Нога» и «Игла», но о них имеет смысл поговорить особо.)

Любите кино!  Алексей Росовецкий, 2010
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments