nistomin (nistomin) wrote in kinoclub,
nistomin
nistomin
kinoclub

Где-то (Somewhere). София Коппола говорит о детстве


Жизнь киношников и их детей похожа на жизнь цыган – от фильма до фильма, из отеля в отель, из страны в страну. Но Шато Мормон стоит в череде этих временных "домов" особняком. Андрей Кончаловский в "Низких Истинах" вспоминает:

"Об этой гостинице написано во множестве голливудских мемуаров. Там живут в основном звезды богемы. Отель этот построен в 40-50-е годы, похож на мрачную крепость, и как повествует молва, все, кто там жил - от Битлов до Мэрилин Монро, - принимали наркотики. Отель декадансного стиля, как бы из английского XIX века. При этом еда неважная, обстановка мрачная, моден отель был исключительно благодаря славным именам своих былых постояльцев." На самом деле отель был построен раньше, в 20-х. Но не суть. Именно таким, мрачным, но почему-то родным и притягательным предстает он в новом фильме Софии Копполы "Где-то".
 



Родной, знакомый с детства отель Шато Мормон! Мы жили тогда в 56-м номере! А мы – в 39-м!!! А-а-а, в 39-м? А чего там хорошего, в 39-м, у нас в 40-м из окна вид получше!

"Где-то" – это где? На перекрестке жизненного пути, где-то у Сансет Бульвара застревает герой картины Джонни Марко (Стивен Дорфф), которого невероятный кульбит судьбы забросил на самую вершину голливудского олимпа. Ну, правда, если строго говорить, не на самую. На самом верху, над ним, остались Дастин Хофман, Аль Пачино и др. Но ими, увы, никогда не стать. Да и тут, вообще-то, неплохо. Большие роли, большие деньги, очень-очень много девочек, бухла и наркоты. Каждый день party. Каждый день праздник, за которым даже не надо никуда ходить - он тут же, в соседних номерах Шато Мормон. "Кто ты?" По национальной группе – итальянец. Судя по татуировке на плече – 100% американец. А может, все-таки итальянец? Может, все от того, что америка чужая страна? Нет, после общения с исторической родиной выясняется, что крикливая кичевая итальянская культура герою тоже не близка. Да и "родного" итальянского языка, он, эмигрант в n-ном поколении, как оказалось, не знает. 
 

 

Коппола говорит, что хотела рассказать историю с точки зрения мужчины. И ей это почти удалось. Если бы не Клео (Эль Фаннинг). Клео – так зовут дочь главного героя, 11-летняя девочка-подкидыш, которую бывшая супруга забрасывает к отцу. Дочь, которая вместе с мамой когда-то исчезли из его жизни. Девочка врывается в повествование, меняет жизнь Марко,…. И мы вдруг понимаем, что настоящей героиней фильма является она. Это ЕЕ рассказ. И сразу же из памяти возникают тысячи "А помнишь". "Пап, а помнишь, как мы с тобой…" – это и заплывы в бассейне, чтобы при этом не дышать, и простоять под водой на голове, и игра в настольный теннис, и как я тебе ТОГДА приготовила завтрак, и как мы с тобой играли в видеоигру,



и как вместе путешествовали в Италию,





и как ты тогда привел к нам какую-то тетку, с которой (О ужас!!! Он Только Мо-о-ой!!!!!) ты тогда переспал. И как нам играл на гитаре свою песню официант, легенда отеля, говорят, он прослужил тут 30 лет! И как загорали вместе у бассейна Шато Мормона. "Где-то" - это где? Где-то – это ТАМ…



Однако ошибкой было бы считать фильм Софии Копполы "Где-то" автобиографическим. Режиссер и автор сценария картины лишь использует свой глубоко интимный жизненный опыт, чтобы выстроить правдоподобную историю. А минимальное использование в картине эпизодов, связанных с чисто киношными реалиями, с одновременным погружением во внутренний мир страдающего от глубокого личного духовного кризиса человека, делает историю универсальной, интересной для многих.

Фильм удостоен Золотого льва венецианского кинофестиваля
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments