cabramatta (cabramatta) wrote in kinoclub,
cabramatta
cabramatta
kinoclub

Categories:

Утомлённые солнцем 2: Предстояние

Год: 2010

Страна: Россия

Жанр: военный, драма

Режиссер: Н.Михалков

Оператор: В.Опельянц

Музыка: И.Артемьев

Сценарий: Н.Михалков, Г.Панфилов

В главных ролях: Н.Михалков, Д.Дюжев, А.Михалкова, Е.Миронов…

Время: 180 мин

 

Печально, что наша кинокритика в единодушном вое, захлёбываясь слюной, не заметила и не оценила по достоинству гениальный фильм выдающегося российского режиссёра Никиты Сергеевича Михалкова «Утомлённые солнцем 2: Предстояние». Это говорит даже не о качестве кинокритики, а о стадности кинокритиков.

В чём причина такой травли фильма? В том, что Н.Михалков не оппозиционен, но близок власти и может говорить с ней напрямую? В том, что Н.Михалков решительно разметал ноющую импотентную интеллигенцию, которая превратила Союз кинематографистов в уютный кухонный междусобойчик, которая профукала, просрала всё и продолжала это делать с мазохистским упоением? За то, что Н.Михалков успешен, активен, бодр, творчески плодовит, физически крепок и, в конце концов, сексуален (чего, кстати, нельзя сказать, например, о В.Матизене или Д.Дондурее)? За то, что Н.Михалков ненавидим завистниками, поскольку его творчество отмечено многочисленными международными наградами? За то, что Н.Михалков – единственный, если не последний, из российских режиссёров, кто до сих пор умеет работать с большим материалом и с большим бюджетом? …

Н.Михалков не новичок в кино, его сильный, мощный, напористый стиль режиссёра-постановщика узнаваем. Раздаются упрёки насчёт сценария, но, однако за плечами Г.Панфилова без малого двадцать успешно реализованных сценариев. Так, почему же никто из критиканствующих не задумался: «может быть, я чего-то здесь не понимаю»?

На самом деле в метафорах разобраться так несложно! Танки-парусники и срущий немец, застреленный из ракетницы, «покажи сиськи!» и сбитый православной молитвой бомбардировщик, дырявые ложки и палец с выкидным лезвием ножа... – всё это не более чем экранизация эпических представлений о войне.

Мифологизация народом военных реалий началась сразу же по факту горячих событий, пока ещё не смолкли орудия Великой Отечественной войны. Вот слова песен, которые пел народ – нищие-инвалиды в поездах, мальчишки в подворотнях, подвыпившие мужички:

…Я был батальонный разведчик,

А он писаришка штабной.

Я был за Россию ответчик,

А он спал с моею женой…

 

…Летят по небу самолеты

(бомбовозы),

Хотят засыпать нас землей

(черноземом, и навозом, с головою),

А я, молоденький мальчишка

(лет семнадцать, двадцать, тридцать, может, сорок),

Лежу с оторванной ногой

(для маскировки, челюсть рядом, жрать охота)…

Или:

…Этап на север, срока огромные,

Кого ни спросишь – у всех Указ.

Взгляни в глаза, в глаза мои суровые,

Взгляни, быть может, в последний раз…

 

…Я не вор, я не грабил народ,

В жизни я никого не обидел,

Так за что же, так за что же тогда

Столько горя и слез увидел.

Ведь именно такие песни народ слагал о своей истории. Это были песни о жизни, над которой можно только пожалеть, о трудной судьбе и о вечных страданиях, о благородстве и силе духа, о вере в справедливость,… – именно об этом, а не о двадцатом съезде партии, не о гениальности маршала-жукова и даже не об «окопной правде» (хотя окопной лирики всегда хватало, но она не доходила до самого дна русской души).

Какой представляется война нам, потомкам военного поколения, во времена, когда не осталось в живых ни одного фронтовика, когда даже детей военных лет осталось немного? Как мы её ощущаем, чувствуем и понимаем? Трогают ли нас описания жертв, перечисления разрушений? Нет! Хотя книг о войне прочитано немало, но для нас война живёт в песнях, в семейных преданиях, в мифологизированном народном эпосе.

Давно стало избитым кинематографическим штампом: создавая художественный фильм о войне, использовать мемуаристику или военную хронику тех лет с последующей доскональной передачей деталей военного быта и событий, с натуральным показом ужаса и разрушений. Но можно снять совсем по-другому, как сделал это Н.Михалков. Фильм условно разделён на новеллы, каждую из которых можно начать словами: «…а вот, ещё такой случай с комдивом Котовым приключился однажды!...» - и так далее.

Какой мы, например, представляем войну 1812-ого года? Для обыденного сознания та эпоха это, в первую очередь, поручик Ржевский – герой фильма Э.Рязанова «Гусарская баллада» в исполнении Ю.Яковлева, уже ставший почти нарицательным персонажем, героем многочисленных анекдотов! Вот и для Н.Михалкова комдив Котов – такой же совершенно персонаж.

Кроме того, каждая из представленных Н.Михалковым новелл – коротенький эпизод из жизни человека на войне, где всякий лишний прожитый день, прожитая минута это встреча с чудом. Военное время пронизано чудом! Выполз Иван-солдат из блиндажа покурить, тут в блиндаж падает бомба – всех в блиндаже в клочья, а солдатик остался цел. Что это? – Чудо! Нагнулся Иван-солдат поправить обмотку, тут разорвался снаряд, над головой просвистел осколок, да так, что срезал ствол берёзы за спиной начисто. А это что? – И это чудо!

Вот об этом-то фильм и снят. Этот фильм – первая (пожалуй, со времён поэмы А.Твардовского «Василий Тёркин») за долгие годы художественная обработка народных сказаний. Этот фильм – былина о нашем недавнем прошлом. Это фильм об эпических героях тех лет, переживших чудом суровое время.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 34 comments