megaandrew (megaandrew) wrote in kinoclub,
megaandrew
megaandrew
kinoclub

Поп (2010)

«Поп» - первый художественный фильм, вышедший под благословением Московской Патриархии и Алексия II. Официальный сайт картины (http://www.pop-movie.ru) гласит: «Новый фильм Владимира Хотиненко «Поп» рассказывает об одной из малоизученных страниц истории Великой Отечественной войны – деятельности Псковской православной миссии. С августа 1941 по февраль 1944 священники из Прибалтики возрождали церковную жизнь на оккупированных немцами территориях от Пскова до Ленинграда». Раз уж фильм претендует на звание исторического, да еще и рассказывающего о малоизвестных страницах истории, то я буду оценивать его не только, как художественное произведение (т.е. сценарий, режиссура, игра актеров и пр.), но и с точки зрения исторической достоверности и объективности.

Действие картины начинается 21 июня 1941 года в латышском селе. Завтра война, но никто ее не ждет. Тишь да благодать. Батюшка Александр Ионин (Сергей Маковецкий), главный герой картины, занимается своими делами, а его соседи-сельчане своими. И вот приходят немцы – без боя, без стрельбы. Власть поменялась. Батюшку вызывает в Ригу митрополит Сергий. Там православное духовенство решает вопрос о своих дальнейших действиях, а также о сотрудничестве с нацистами. Решение принято такое: сотрудничать. Александр Ионин также принял решение участвовать в деятельности Псковской православной миссии. Его направляют в деревню Закаты, где попу предстоит возрождать православие.

Далее поп спокойно восстанавливает храм, помогает пленным одеждой и питанием, размещает у себя детей, ведет разговоры с немецким офицером русского происхождения Иваном Федоровичем Фрайгаузеном. Батюшка совершенно не помогает немцам. Напротив, отказывается отпевать убитых партизанами полицаев. Затем он резко осуждает казнь партизан - даже проклинает и выгоняет из дома уже упомянутого русского немца по этой причине. В общем, всей душой батюшка против немцев. Остальные попы солидарны – ненавидят оккупантов, да ратуют за победу русского оружия. А вот когда приходят наши, то они всех попов по старой доброй советской традиции объявляют изменниками родины. Кстати, тема Сталина также в фильме раскрыта: звучит утверждение о том, что пленным было плохо из-за того, что Сталин не подписал Женевскую конвенцию, а еще немецкий офицер поясняет, что СССР расшифровывается, как Смерть Сталина Спасет Россию.

И вот зрители из числа особо доверчивых сразу испытывают очередную волну негативных эмоций по отношению к советской власти, да открывают попутно для себя очередную Правду о войне. Вот как эту проблему видит Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл: «Это героическая страница нашей истории. Как можно было воспитывать людей, возрождать православие, получая подзатыльники от оккупантов, а затем – от своих собственных властей?» (http://www.pop-movie.ru/about/actions/) А вот слова режиссера: «История Псковской миссии доселе, скажем так, оставалась неизвестной. Была организована миссия священников, человек 18, которые работали в оккупации, служили в храмах, то есть исполняли свои прямые обязанности. Естественно, когда немцы увидели, что эти священники на них не работают, они стали их арестовывать. На митрополита Сергия (организатор миссии, экзарх Прибалтики митрополит Сергий (Воскресенский) - "ИФ") вообще было организовано покушение, его убили. А потом пришла Красная армия и арестовала тех, кого не добили немцы. То есть это такая история между Сциллой и Харибдой, когда человек, исполняя свой долг, оказывается между молотом и наковальней». (http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=183)

Стоп, давайте разберемся!

Вопрос 1: зачем немцам нужно помогать этой самой Псковской миссии, если те наотрез отказываются сотрудничать с ними, будь то отпевание полицаев, мольбы о победе немецкого оружия, или же агитация населения в пользу гитлеровцев?

Вопрос 2: как вообще строились взаимоотношения оккупантов и священников? В фильме немцы вообще как-то в стороне, не считая бесед Ионина и Фрайгаузена. Еще не очень-то ясно, на какие средства поп содержал и кормил целую ораву детишек, да откуда брались продукты и вещи, которыми он помогал пленным. Вполне возможно, конечно, что помогали не немцы, а местные жители, но в фильме мы этого не видим. Все берется из ниоткуда. Ну да ладно, это не самый главный вопрос.

Итак, предлагаю разобраться, чем же была Псковская миссия на самом деле. Воспользуемся прелюбопытнейшей статьей газеты «Невское время» - http://www.nvspb.ru/stories/pskovskyamissianevipolnima (статью, кстати, рекомендую прочитать полностью). Автор статьи, ссылаясь на документы архива УФСБ по Санкт-Петербургу, утверждает следующее: «После оккупации Ленинградской и других областей Северо-Запада стали массово открываться церкви (…) Немцами было открыто в районах, не считая еще оккупированных Псковского, Палкинского и Островского, – 168 церквей».

Почему священники пошли на сотрудничество с фашистами? Как известно, в годы гражданской войны церковь была на стороне белых, а посему для советской власти церковь представлялась как оппозиционная сила, а в годы становления власти большевиков, как сейчас говорят, церковь виделась им экстремистской организацией, способной дестабилизировать обстановку в стране. Посему разрушение храмов, репрессии против духовенства и пропаганда атеизма выглядели вполне логично. Само собой, хватало и запредельной жестокости, которая не нравилась не только самим священникам, но верующим. Приход же немцев и их предложение о помощи были восприняты многими священниками, как лучик надежды. Было ли сотрудничество с фашистами предательством? Я считаю, что да, ибо если и возрождать православие, то только не силой иноземного штыка, сапога и плетки.

Зачем немцам православие? Нацисты, само собой, были заинтересованы в том, чтобы на оккупированных территориях был порядок – немецкий порядок, конечно. Немцы понимали и то, что в СССР есть огромное число верующих, особенно в деревнях. Зная своих бабушку и дедушку, живших в Белоруссии в небольшом городке, где большинство домов деревенские (я там часто бывал летом), могу уверенно сказать, что и сейчас в сельской местности батюшки играют огромную роль в жизни людей. К мнению попов всегда прислушивались, их слово – оно почти как закон. Понимали немцы и то, что верующим не очень-то нравится навязывание атеизма, а посему они себя могут показать хорошими ребятами, если возьмутся за дело возрождения православия. Это, во-первых. А во-вторых, как я уже сказал, слова попа для людей всегда имели огромное значение, а это значит, что немцам было крайне выгодно использовать священников, как проводников своих идей. Попы могли агитировать за немцев, вести с жителями беседы и выяснять, кто и как помогает партизанам. Так что создание Псковской миссии было очень даже выгодно фашистам.

Важно знать следующее (из той же статьи в «Невском времени»): «Назначение священников проводилось после тщательной проверки кандидатур. Одним из главных условий получения разрешения на служение было враждебное отношение священнослужителя к советской власти. Недостатка в таковых не было – большинство из тех, кто получал «допуск», прошли через советские лагеря. Подавляющее большинство – за контрреволюционную деятельность. Но были и те, кто проходил по иным статьям, как, например, благочинный Волосовского и Кингисеппского округа Дмитрий Горемыкин, судившийся за дезертирство из армии и по милости суда получивший вместо полагавшегося в то время расстрела 10 лет лагерей и отпущенный на свободу через два года. Много позже сведения о нем были обнаружены в архивах Германии – его имя значилось в составленных немецкой разведкой списках лиц, сотрудничавших с СД на территории Ленинградской области в 1941–1943 годах». Деятельность Псковской миссии освещалась в оккупационных газетах. Подчеркивался факт того, что фашисты активно помогают священникам возрождать православие.

Вопрос проверки кандидатур, равно, как и тесное сотрудничество священников с СД в фильме «Поп» не освещен. Не освещен в фильме и вопрос о том, что немцы оказывали церкви серьезную помощь: давали деньги, снабжали всем необходимым.

Что делали священники Псковской миссии для фашистов? Вот очень любопытный момент из статьи: «В докладной записке руководству НКГБ СССР приводятся, в частности, такие данные: «Гатчинский собор получил 100 тысяч рублей на восстановление из городского управления, священнику Апраксину немцы лично выдали 30 тысяч рублей и шесть дорогих церковных облачений». Взамен немцы требовали помимо прочего вести пропагандистскую работу, восхваляя германскую армию, понося большевиков и призывая жителей захваченных городов, сел и деревень оказывать врагу содействие. Так, например, освещая церемонию передачи немецким командованием церковных книг митрополиту Сергию Воскресенскому, основанный Псковской миссией журнал «Православный христианин» в номере 8 за декабрь 1942 года писал: «Германия вправе рассчитывать на то, что верующий русский народ высоко оценит подвиги освободительной германской армии и во всем окажет ей лояльную, деятельную, жертвенную поддержку. В ответном слове высокопреосвященный экзарх, принимая церковные книги на сохранение и для употребления в храмах на русской земле, дал заверения в том, что чувство благодарности разделяют с ним все православные русские люди, как уже освобожденные от советского ига, так и все еще под ним томящиеся. Это чувство вновь побудит их молиться о поражении большевиков и честно, усердно, жертвенно помогать германцам». А вот и еще: «В циркулярном письме, адресованном священникам миссии, Кирилл Зайц пишет: «Сообщаем вам для исполнения указ высокопреосвященнейшего экзарха митрополита Сергия от 11 июня 1942 года № 81: «В ночь с 21 на 22 сего месяца исполняется год той освободительной борьбе, которую ведет победоносная великогерманская армия с большевизмом во имя спасения человечества от сатанинской власти поработителей и насильников. В связи с этим предписываю всему духовенству 21 июня после Божественной литургии и произнесения соответствующего слова совершить молебен о даровании Господом сил и крепости германской армии и ее вождю для окончательной победы над большевизмом». Повинуясь указу, в Казанском соборе Луги благочинный округа Николай Заблоцкий изрек в проповеди: «Благоденственное, мирное житие, здравие, по всем благое поспешение на врага, победу подай, Господи, вождю народа германского Адольфу Гитлеру, освободившему нас от тирании нечестивых людей, военачальникам армии германской и сохрани их на многая лета».

В фильме «Поп» фактически отрицается агитация в пользу оккупантов (в одном из эпизодов партизан Леша говорит командиру отряда, что Ионин за немцев не агитирует), которая, как видим, имела место быть. Как я указал выше, слово священника всегда играло большую роль для жителя деревни и провинциального городка, так что недооценивать пропагандистскую работу батюшек не стоит. К тому же, стоит учитывать, что для попа слова молитвы – это не простые слова. Священники на полном серьезе и со всей душой молятся, веря, что молитва имеет реальную силу. Так что, если рассуждать с позиции верующего человека, то мольба в пользу гитлеровцев – прямая помощь врагу.

В то же время, огромное число священников не разделяло позиции Псковской миссии. В годы войны произошло примирение церкви и государства, потому, как страна-то одна и делить ее нельзя. Московская патриархия осудила тех представителей духовенства, которые стали помогать врагу. Цитирую обращение из первого выпуска «Журнала Московской патриархии» (1943 г.): «Иудино предательство никогда не перестанет быть иудиным предательством. Святая Православная церковь, как русская, так и восточная, уже вынесла свое осуждение изменникам христианскому делу и предателям Церкви. И мы сегодня, собравшиеся во имя Отца, Сына и Святаго Духа, подтверждаем это осуждение и постановляем: всякий виновный в измене общецерковному делу и перешедший на сторону фашизма как противник Креста Господня да числится отлученным, а епископ или клирик – лишенным сана». Помимо этого, на страницах «Журнала Московской патриархии» Сталин назывался богоизбранным вождем, а также Сталин получил благословение от Патриарха Московского и всея Руси (http://www.gazetanv.ru/archive/2009/126/5881/).

Реакция Псковской миссии была таковой: «В ответ Сергий Воскресенский разразился посланием, в котором утверждал, что их пишут большевики, а позже и вовсе пошел против канонов, издав 30 ноября 1943 года указ № 1037 о запрещении поминания Патриарха Московского и всея Руси в молитвах».

В фильме «Поп» этот вопрос освящается вскользь. Более того, авторы делают вид, что, мол, конфликта между теми, кто молился о победе большевиков и теми, кто был в Псковской миссии, не было, а все это было не более, чем игра на публику.

Помимо агитации и мольбы о победе фашистов, Псковская миссия занималась и сотрудничеством с разведкой: «Циркуляром № 714 от 9 июня 1943 года управление миссии предписывало всем благочинным: «Представить в управление миссии сведения следующего характера: охарактеризовать популярность власовского движения, отношение к нему местного населения. Сделать сопоставления между отношением населения к власовскому движению и к партизанам»», – говорится в докладной записке в НКГБ СССР.

«Из числа предателей, ушедших с немцами, наиболее активными были священник Амозов, являвшийся одним из активных деятелей миссии. О предательской деятельности Амозова агентуре известно, что расстрел гатчинского священника Александра Петрова связывается духовенством и верующими с именем Амозова. В селе Ящерах священник церкви отец Алексей расстрелян немцами по доносу Амозова. Допрошенный священник Забелин по поводу деятельности Амозова сообщил: «Амозов мне сказал, что каждого священника, не желающего подчиняться его распоряжениям, он может отправить на принудиловку и имеет на это полномочия от Берлина» (из докладной записки)».

Как видим, далеко не все священники на оккупированных территориях пошли кланяться немцам, за что подверглись жестокой расправе, активное участие в которой принимали священники Псковской миссии. Но, даже зная о том, что им грозит смерть, многие священники не пошли на сотрудничество с гитлеровцами. Судьба их бела печальной: «Многие из них были за это расстреляны фашистами, как, например, гатчинский священник Александр Петров, священник Орлинской церкви Суслин, священник Югостиской церкви Лужского района Воробьев. В архивных документах также находим сведения о том, что священник церкви села Хохлово Порховского района по фамилии Пузанов в течение двух лет был связан с партизанами, неоднократно ходил в разведку по их заданию и собирал средства в фонд обороны. Помогал партизанам и отец Кирилл из церкви деревни Дубановичи Карамышевского района, собирал для них продукты и даже зачитывал селянам сводки Совинформбюро, передавая информацию о положении дел на фронте, которой жители оккупированных немцами территорий были лишены. Священник Вырицкой церкви Ноздрин категорически отказался служить благодарственный молебен в день годовщины захвата немцами Вырицы. «Радоваться нечему, когда повсюду кровь и страдания людей». 

Как видим, помощь со стороны священников партизанам имела место быть, как и имело место быть открытое неповиновение. В фильме «Поп» мы сталкиваемся с манипулированием. Оно заключается в том, что нам показывают только половину правды – то, что выгодно РПЦ сегодня, замалчивая неприглядное. Но ведь один из способов врать – это говорить половину правды, чем, собственно, создатели фильма и занимались (а ведь это грех). Хотиненко снял историю одного попа, не открывая нам много из деятельности Псковской миссии, хотя, при этом, он именно, что обещал открыть завесу тайны. В итоге у зрителя создается совершенно неверное и упрощенное представление о проблеме. Даже коротенькой фразочки не прозвучало, даже малюсенькой надписи на черном фоне не было о том, что некоторые попы молились за гитлеровцев и сотрудничали с СД, а вот про Сталина, который якобы лично виноват в плохом обращении немцев с пленными, мы слышим аж два раза на протяжении картины. В финальных титрах мы лишь видим сообщение о том, что многие попы подверглись репрессиям. Вот такое вот манипулирование фактами получилось. Представлять проблему таким вот образом не только аморально по отношению к истории, но и аморально по отношению к тем священникам, которые предпочли смерть, а не служение фашистам и тем, которые внесли свой вклад в Победу, помогая власти советов. Это выглядит чудовищно еще и потому, что РПЦ одобрила фильм.

Могли ли большевики осудить тех попов, которые ни в чем не виноваты? Наверное, могли. Увы, судебные ошибки бывают везде. Но тут важно понимать, что речь идет именно о единичных ошибках, а не о несправедливой политике по отношению к духовенству. Большинство репрессированных священников, думаю, вполне заслужили такой участи. Если Ионин пострадал несправедливо, то есть и вот такой пример: Амозов, упомянутый выше, был в 1956 году реабилиторован. Спустя 10 лет были найдены и переведены с немецкого языка его доносы, но он до сих пор числится в жертвах политических репрессий. Факт наличия немецких документов, подтверждающих сотрудничество священников с фашистами, отметает версию о том, что все обвинения в адрес попов являются выдумками большевиков. Многим священникам было отказано в реабилитации, поскольку грехи их перед народом никак нельзя было списать на тяжелое военное время. Например, Стефан Проценко, который еще в 1932 году был осужден на пять лет за контрреволюционную деятельность, во время войны занимался активным сотрудничеством с нацистами: собирал данные на неблагонадежных, писал доносы на тех, кто связан с партизанами. Потом, в 1944 году, и вовсе подался на служение в немецкую армию, где служил полковым священником вплоть до капитуляции. На суде он все признал и был приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.

Бросил ли Сталин пленных на произвол судьбы? Утверждающие то, что с советскими пленными обращались плохо лишь по вине советов фактически вторят фашистским защитникам на Нюрнбергском процессе: «На Нюрнбергском процессе защита выступила с заявлением о том, что Женевская конвенция якобы не распространяется на советских военнопленных на том основании, что СССР не является участником этой Конвенции. Однако Международный военный трибунал отклонил довод защиты как несостоятельный. Он указал при этом, что всегда и во всех случаях при обращении с военнопленными должны быть применены общие принципы международного права: содержание в плену должно преследовать лишь одну цель - воспрепятствовать военнопленному принимать участие в военных действиях. Убивать беззащитных людей или даже наносить им какой-то вред из мести — противоречит военной традиции». (Википедия, со ссылкой на Краснов В. В. К суду истории: записки военного прокурора. - Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1986. - С. 33. - 176 с.)

Более того, советское руководство было обеспокоено судьбой пленных и пыталось облегчить их судьбу: «Председатель Международного комитета Красного Креста Марсель Юнод  сразу с началом войны, 22 июня, предложил правительствам СССР, Германии, Румынии и Финляндии совершать обмены списками убитых, раненых и попавших в плен. Сам Красный Крест должен был заботиться обо всех пострадавших на фронте. В попытке исправить ситуацию с военнопленными, 27 июня 1941 года нарком иностранных дел В. М. Молотов телеграфировал председателю МККК о готовности СССР осуществлять обмены списками военнопленных и о готовности пересмотра отношения к Гаагской конвенции «О законах и обычаях сухопутной войны». Вопрос о присоединении к Женевской конвенции 1929 года советское правительство, однако же, не подняло вновь. Одновременно СССР утвердил постановлением СНК СССР от 1 июля 1941 года «Положение о военнопленных», основанное на этой конвенции и содержавшее документальное подтверждение заявления о соблюдении международно-правовых норм ведения войны. В дополнение к Положению были выпущены приказы НКВД СССР «О порядке содержания и учёта военнопленных в лагерях НКВД» от 7 августа 1941 года и «О состоянии лагерей военнопленных» от 15 августа 1941 года.

17 июля 1941 года В. М. Молотов официальной нотой через посольство и Красный Крест Швеции довёл до сведения Германии и её союзников согласие СССР выполнять требования Гаагской конвенции 1907 года «О законах и обычаях сухопутной войны». В документе подчёркивалось, что Советское правительство будет соблюдать требования конвенции в отношении Германии «лишь постольку, поскольку эта конвенция будет соблюдаться самой Германией». Вопреки ожиданиям советского правительства положительного ответа руководство нацистской Германии оставило ноту советского правительства без внимания. Более того, в тот же день был подписан и вступил в силу приказ гестапо, предусматривавший уничтожение «всех советских военнопленных, которые были или могли быть опасны для национал-социализма». В то время как советское командование делало все возможное для налаживания работы по приёму военнопленных и их обеспечению, немецкое правительство предпринимало шаги в противоположном направлении. 8 августа 1941 года Управление по делам военнопленных при ОКВ выпустило новые правила, ещё более ужесточившие обращение с советскими военнопленными во всех лагерях». (http://nvo.ng.ru/history/2004-10-08/5_plen.html)

Как видим, плохое отношение к советским пленным – это, прежде всего, желание самих немцев, а не черствость и жесткость советского руководства и лично Сталина (чей сын, кстати, попал в плен). Можно как-то оправдать создателей фильма тем, что фразу о вине Сталина произносит немецкий офицер, который мог так сказать по своим соображениям, дабы оправдаться. Но ведь сами создатели фильма не делают ровным счетом ничего, чтобы донести до зрителя то, как оно было на самом деле. Более того, фраза о вине Сталина повторяется. Так что, вполне можно заключить, что расхожий миф о вине Сталина в гибели пленных появился в фильме с совершенно явной идеологической задачей.

Выводы по фильму. Фильм «Поп» - антисоветский и исторически несправедливый. Антисоветизм не такой махровый, как михалковский трэш УС2: Хотиненко постарался воссоздать атмосферу деревни под оккупацией, внимательно отнесся к деталям, красиво все снял, оформлено все красивой музыкой, а актеры сыграли весьма хорошо. При этом, фильм сделан по лукавому принципу: нужное подчеркнуть, ненужное вычеркнуть. Вот и выкинули многое из того, что могло сделать сюжет действительно интересным и драматичным: противостояние внутри духовенства, когда одни идут на защиту страны советов, а другие выбирают удобства для себя и своей службы при немцах. Ведь, действительно, можно было снять хороший фильм по этой проблеме, но поддержали бы власти и церковь такое кино – это вопрос. Хотиненко же все свел к примитиву: хорошие попы стране помогали, а их за это репрессировали. Фильм у него получился весьма атмосферный и убедительный, как художественное произведение, а посему можно сказать, что многие воспримут все происходящее в нем за чистую правду.

Отцы Федоры. Наверняка многие читали «12 стульев» Ильфа и Петрова, и уж почти все, я думаю, смотрели замечательные советские фильмы Гайдая 1971 года (с Гомиашвили и Филипповым) и Захарова 1976 года (с Мироновым и Папановым). Был там такой замечательный персонаж – отец Федор, представитель духовенства. Как только отец Федор почуял запах денег, то сразу забыл про все заповеди и про свою службу. Некоторые нынешние представители РПЦ сильно смахивают на отца Федора. То Власова реабилитируют (см. информацию о протоиерее Георгии Митрофанове в Википедии), то предателей из рядов РПЦ, которых сами же осудили до этого. Не буду утверждать, что все это запах денег, но уж точно не из желания высшей справедливости. И словно забыли они свои же убеждения о том, что Он все видит.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 40 comments