Варвара Ухорская (kinouho) wrote in kinoclub,
Варвара Ухорская
kinouho
kinoclub

Ника 2010. Итоги

Весомость наших кино-наград не очень-то ощутима.
Согласия в киносообществе нет, как нет и в обществе, поэтому отцы-основатели многочисленных российских кинопремий и фестивалей ругают друг друга, оспаривают авторитетность и академизм, всячески вселяют сомнения – а большой ли наградой является "Орел, "Ника", приз "Кинотавра" или даже ММКФ? И это у них получается: в стране к своим внутренним наградам мы относимся снисходительно, как к чему-то необязательному, какому-то крикливому бедному родственнику, которого пригласить нужно, но он будет стеснять и неприлично себя вести.
Впрочем, похожее смутно досадное чувство стыда вызывает – в массе – и весь российский кинематограф последних лет, и это уже безо всякого черного пиара с чьей-либо стороны: тут  достаточно просто верить своим глазам…

Но ведь кино у нас было великим, и сохранились еще люди, которое его помнят, и люди, которые его снимали – из них, кстати говоря, и состоят киноакадемии. Из киноакадемиков, опытных, зрелых и да, о ужас! – долго работающих в профессии, а, значит, не молодых людей.
В этом суть академизма – он призван поддерживать традицию, консервировать достижения и сильные стороны, сомневаться в новациях…

Для пестования экпериментов и новаций существуют фестивали независимого кино, премии "Дебют", конкурсы студенческого фильма…
А у нас, кстати говоря, фестиваль "Кинотавр", который четко позиционирует себя именно в этой нише, награждает и привечает именно наше новое кино, так что миссию выполняет вполне определенную и ответственную. Не академическую.
Упрекать киноакадемиков в том, что они не молоды и консервативны – это все равно, что упрекать снег в том, что он – холодный и тает. И белый, а не цветной.

Ника 2010 выступила очень академично, наградив реально хорошие фильмы, да еще и не замеченные другими раздавателями призов.


Фильм Андрея Хржановского "Полторы комнаты, или сентиментальное путешествие на Родину", оставаясь без приза до сих пор, реально резал глаз.
На довольно тусклом и унылом нашем кинонебосклоне этот фильм – для тех, кто его видел – выделялся, как яркое детское ведерко в песочнице. Радовал актерской игрой, мультипликационными вставками в игровую ткань, очень достойной интонацией – без чернухи, без истерики и конвульсий. Радовал возможностью соприкоснуться с судьбой и личностью одного из самых интересных наших современников и соотечественников. В конце концов, привлекал внимание к творчеству великого поэта Иосифа Бродского.
То, что все предыдущие отборщики номинантов прошли мимо фильма "Полторы комнаты...", было похоже на заговор молчания – только не ясно, по какому критерию сговаривались заговорщики. Может быть, правда, они – российское фестивальное сообщество – заранее делят поляну, чтобы в конце концов досталось всем сестрам по серьгам? (Ну, так  в прошлом году, например, "Ника" и "Золотой Орел" наградили практически одних и тех же…)  
Успех фильма "Полторы комнаты…" заслужен и предсказан: и фильм хороший, и режиссерская работа видна и отлична от других, да и сценарий Хржановский с Арабовым написали вполне внятный, связный, в котором и диалоги чудесные, и сквозная тема, и идея… Фильм не поражает новизной, он поражает качеством высшего сорта  на фоне общего "третий сорт – не брак".

Другой  большой радостью стало  награждение в номинации "Лучший неигровой фильм" большого документального – практически монументального – полотна "Рерберг и Тарковский: обратная сторона Сталкера". Мощнейшая работа, картина, речь в которой не о Рерберге и Тарковском только лишь, а о них – как о части поколения, а об их поколении – как о  части культуры… Такая Бородинская панорама советского искусства, кино, истории и  современности… Настолько глубокий, интересный, многоплановый и многофигурный фильм, просто "Война и мир" от документального кино, с великими персонажами в центре композиции, с реальной драмой в их взаимоотношениях – и в их взглядах на искусство… В общем, здорово, что труд режиссера Игоря Майбороды нашел отклик в профессиональном сообществе. То, что зритель его еще не видел, это даже не такая уж беда – это фильм, опять же, академического класса, не сиюминутный, он будет жить долго и набирать аудиторию годами.

"Мелодия для шарманки" как лучший фильм стран СНГ и Балтии – троекратным "Ура!"  хочется приветствовать это решение нашей киноакадемии, с тем только сожалением, что российского фильма аналогичного уровня так никто и не снял.
И тут нет никакого противоречия с дифирамбами в адрес фильма "Полторы комнаты...": Хржановский снял исторический, биографический фильм с мифологически-поэтическим, фантастическим и загробным обращением к современности. Нельзя сказать, что у Хржановского – сплошное ретро, но современность в "Полторы комнаты…" присутствует ровно настолько, чтобы подчеркнуть неуместность Бродского в ней. Инородность его этой современности нашей.
Фильм же Киры Муратовой – как раз очень современный, очень злободневный и актуальный. А это трудно. И при этом – необходимо зрителю. Да и режиссеру. И киносообществу. Иметь точки зрения на современность. В нашем новом кино эта точка зрения представлена – фильмы "Кинотавра"  практически все эту современность живописуют, но уж очень на одной ноте. И эту ноту – мрачную, душераздирающую и неблагозвучную – Кира Муратова тоже слышит. Но фильм у нее получается совсем другим. Не "Волчок".

За лучшую женскую роль наградили Светлану Крючкову – очень заслуженно, за Бабушку в "Похороните меня за плинтусом". Тут тоже дело в опыте и мощи, которая возможна только у зрелых актеров в ролях зрелых людей. Алиса Фрейндлих, номинировавшаяся  в той же номинации – за роль матери в "Полторы комнаты..."  - тоже была великолепна, но такого накала страстей, как Бабушка, не достигла.  А то за Крючкову – и за профессию – было обидно, когда "Золотой Орел" наградил не ее, а Негоду… При всем уважении к былым заслугам Маленькой Веры…

Лучшую мужскую роль в этом году вручили – что, на самом деле, нонсенс – досрочно, объявив об этом вместе с номинациями, дескать, за явным преимуществом – Владимиру Ильину за "Палату № 6" и Олегу Янковскому, посмертно, по совокупности – за "Царя" и "Анну Каренину".
Все это хорошо, но зачем же так – "за явным преимуществом", когда в том же "Царе" другую гениальную роль, вполне равновеликую митрополиту Филиппу, роль Царя Ивана, сыграл вполне еще живой Петр Мамонов? Типа, это непедагогично – награждать такие неполиткорректные роли? Никакими другими соображениями отсутствие Мамонова среди – хотя бы! – номинантов! – объяснить невозможно.
А еще: Владимир Ильин – вообще актер очень хороший, в "Палате", к тому же – редкая главная роль, по, к тому же, Чехову, у которого теперь такой юбилей, такой юбилей! – так что, вроде бы, сам бог велел!  Но в этом же году,  правда, безо всякого Чехова, а со ссылкой на уже не юбилейного Гоголя, вышел фильм "Какраки", в котором не менее достойную главную роль сыграл не менее достойный наш актер Михаил Ефремов – тоже редкую для себя главную роль. И при всем уважении к Ильину, сказать, что преимущество одного (Ильина) над другим  (Ефремовым) такое прям явное, что они и в одной номинации месяц походить не могут – какая-то в этом есть провокационная злонамеренность. Или злонамеренная провокация. Не против Ефремова и не против Ильина и не против других ныне живущих или ушедших лучших актеров, а против кинопремии "Ника". У которой и так противников хватает. Зачем же еще и множить их ряды такими … странными акциями?

Еще одна странная акция, которая, правда, должна  умножить ряды как раз сторонников премии – за счет награжденных: "Нику" получили все три актера, номинированные за лучшую мужскую роль 2-го плана: Сергей Дрейден (за "Сумасшедшую помощь"), Роман Мадянов (за "Бубен, барабан") и Максим Суханов (за фильм "Человек, который знал все"). Всем троим и вручили. За отсутствие явного преимущества, надо полагать. Это комплимент или повод для драки?

А вот женскую второго плана дали Марии Шукшиной, за "Плинтус…" - и тоже очень кстати. Она очень украсила фильм, то есть стала абсолютно необходимой краской, без которой фильм был бы другим и о другом.

Многочисленные возгласы гостей "Ники", критиков, участников, награжденных, а скорей всего, не награжденных  - о том, что пожилые киноакадемики душат новое российское кино, не награждая его своими призами, не признавая, как было сказано, "зрелости нового российского кинематографа", отражают, скорей всего, отсутствие стройности в рядах самих кинематографистов. 
А о зрелости – в последний раз перед "Никой" я это слово слышала от своей  дочери, в чьих 12-летних устах упрек в незрелости, согласитесь, приобретает дополнительную остроту. Дочь так злобно и однозначно отреагировала на фильм "Одноклассники" Сергея Соловьева по сценарию его студентки Сони Карпуниной: "на фиг мне надо смотреть на этих незрелых идиотов, которые не знают, чего они хотят!"
Так что вопрос о зрелости кинематографа, зрелости людей, его составляющих, зрелости мыслей и суждений, этими людьми продуцируемых – не такой уж и узкопрофессиональный. Бывают, как Библия учит, разные времена: времена, когда не хватает свежести, и времена, когда не хватает зрелости.
Хотя, конечно же, в идеале хотелось бы, чтобы они не противоречили друг другу, а шли рука об руку: зрелая свежесть и свежая зрелость.

В таком случае, зрелость, увенчанная Никой 2010, достаточно свежа:)

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments