Aleksmot (aleksmot) wrote in kinoclub,
Aleksmot
aleksmot
kinoclub

Последнее воскресение / The Last Station

Не слышал пока, чтобы в России сняли что-то к 100-летию со дня смерти Льва Николаевича Толстого (разве что соловьёвская "Анна Каренина", но она вышла раньше), но поскольку он уже стал поистине мировым достоянием, то снимают о нём кино мировое.

"Последнее воскресение" (The Last Station) - фильм о последних месяцах жизни Толстого, когда он уже был живой легендой, и за место в тени этой легенды боролись многие: от его собственной жены до его последователей-толстовцев. Их борьба за Толстого и между собой и показана в фильме Майкла Хоффмана с замечательным созвездием западных актёров: Кристофером Пламмером (Толстой), Хелен Миррен (Софья Андреевна), Полом Джаматти, Джеймсом Макэвоем и Энн-Мари Дафф (супруги в жизни, но не в этом фильме).

Хотя исполнительным продюсером и консультантом фильма был сам Андрей Кончаловский, в глубину русской души его создателям проникнуть до конца так и не удалось...


И дело даже не в том, что англоязычные герои натужно называют друг друга по имени-отчеству, дело в характере и поведении. Слишком по-западному ведут себя и действуют толстовцы Чертков и Булгаков. Да и Хелен Миррен гораздо более органично смотрелась в роли Елизаветы Второй, чем в роли графини Софии Андреевны, которая всеми силами стремится сохранить наследие, а точнее наследство, своего мужа для себя и своих родных.

Тем не менее фильм, вне всякого сомнения, стал бенефисом Хелен Миррен и её героини. Посмотрим, что ещё скажут академики, но её роль скрепляет весь фильм, смешит и заставляет переживать, через неё раскрывается то, кем стал Толстой к концу жизни, и именно она воплощает в себе любовь, которая парит над всеми земными интригами и превозмогает их.

Для самой Хелен Миррен (урождённой Елены Мироновой), по её признанию, работа над фильмом стала первой большой возможностью вернуться во времена, о которых ей в детстве рассказывал дедушка, оставшийся в Британии после Октябрьской революции. Актриса вспоминает о съёмках как о возможности оказаться на старых семейных фотографиях.

Кстати, порадовали хроникальные кадры из жизни Толстого в финальных титрах, а ещё - замечательное изображение работы коллег-журналистов образца 1910 года. Прошло сто лет, а приёмы всё те же: палатки с табличками у места события, скучающие в ожидании сенсации репортёры из дальних краёв, регулярные брифинги "официальных представителей"...

Не знаю, кстати, почему на русский название фильма перевели как "Последнее воскресение".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments