jolbordi (jolbordi) wrote in kinoclub,
jolbordi
jolbordi
kinoclub

2012 (2009)



Льстецы мечтают видеть творчество его.
Цунами, ураганы мучают планету.
Они хохочут злобно, давятся попкорном.
В клетке темной повелители,
Свет дневной глаза приоткрывает наши,
И взору открываются неудачники эпикфэйловые.


Роланд Эммерих – фигура в кинематографе заметная (День независимости, Годзилла Послезавтра). Последние лет 20 он самозабвенно выпускает фильмы-катастрофы. Это касается как жанра, так и качества. Здесь есть тьма спецэффектов, жуткая прорва визуальных эффектов, типовые персонажи-марионетки, рудиментарные любовь, семейные ценности, искусанные губы, массовая паника и персонализированный страх. В моем мирке «катастрофа» и Эммерих ходят, взявшись за ручку. С кем теперь ходить Эду Вуду – неизвестно.

От нового творения Эммериха я ничего хорошего не ожидал. Я громогласно объявил, что ни под каким предлогом его смотреть не буду. Правда, не удержался и пошел в кинотеатр. Очень интересно было посмотреть на то, как можно бесцельно спустить тройку сотен миллионов долларов.

Я уверен, что актерская игра – одна из главных составляющих успеха фильма. Но актеры, будь то люди или даже животные, как бы хорошо не играли, всегда будут теряться на фоне стихии. Поэтому нет смысла глубоко прорабатывать характеры героев. Все равно никто ничего не рассмотрит из-за очередного торнадо с лягушками. Так и появляются шаблонные типажи, картонная актерская работа; высокие чувства опошливаются создателями: любовь превращается в одноногую уличную проститутку, дети - в жирных кудрявых паратрофиков, а писатель – в заурядного водителя лимузина.

Гигантомания Эммериха приняла воистину угрожающие масштабы. Он с детской непосредственностью разрушает не только техногенные сооружения Лос-Анджелеса, но и топит Гималаи и возносит Африку на небеса (это не шутка). Сие действо перемежается комическими вставками, которых очень много. Создатели решили доказать, что и них есть чувство юмора, разом излив все известные шуточки, начиная от мокрых трусиков, заканчивая русскими олигархами, которые теперь находятся на том же уровне, что и софтерный гений Билл Гейтс и медиамагнат Руперт Мердок. Грустно становится лишь тогда, когда зритель понимает, что хохмы работают лишь на фоне Апокалипсиса.

Здесь есть все: подписи, сообщающие нам, сколько времени осталось до конца света, где мы и что мы, непобедимая стихия, гениальные индийские ученые-мученики, библейские сюжеты - чего только стоит сынишка главного героя Ной и жирафы, которые вынуждены терпеть соседство со слонами на исполинских размеров ковчеге (а всего их семь), идеи мирового заговора… Не говоря о трудолюбивых муравьях-китайцах и мудрейших индейцах майя, и доблестных главах стран, готовых погибнуть вместе со своим народом. Нашлось место и полоумному радиопирату Чарли Фросту, который ведет свою апокалиптическую передачу из Йеллоустоунского национального парка, который превратился в крупнейший вулкан в мире. Эммерих любовно собрал все существующие клише и разбавил это собственным началом, и, по правде сказать, этот ядовитый отвар манит своим ароматом.

Дураку понятно, что в такой проект попадают только те актеры, которые умеют давать волю чувствам. По неподтвержденным данным каждый актер нарыдал литр слез и соплей, а кто-то перестарался и сходил по-маленькому. Джексон Кёртис (Джон Кьюсак) на протяжении всего фильма показывает небывалую живучесть и везучесть, любит своих детей и бывшую Кейт, тихо презирает ее нового успешного мужа, у которого, тем не менее, не хватило денег на 911-ый Porsche. Чарли Фрост (Вуди Харрельсон) – вырвавшийся из Zомбилэнда Таллахасси, несколько сменивший свою профессиональную ориентацию, но оставшийся столь же ярким персонажем, одержимым идеей-фикс. Остальные актеры им, конечно, в подметки не годятся, но искривляют лица весьма старательно и правдоподобно.

Музыка умело подчеркивает трагичность и несмываемую даже полуторакилометровыми цунами пафосность происходящего. Такое не снилось даже Хранителям Зака Снайдера.

Удивительно, до чего докатилось человечество: это не Роланд Эммерих скармливает ему очередную байку про конец света. Человечество алчет этого само, а Эммерих лишь пользуется моментом, поэтому надрывать горло и кричать, что он, гад эдакой, отупляет зрителей – неверно. Потому что трагедия массового зрителя и без него произошла.

В интервью режиссер прямым текстом говорит, что не планировал создавать глубокую психологическую драму с десятью переменными. Все, что он хотел, так это спрогнозировать возможное развитие событий. Показать, что только общими усилиями можно достичь положительного результата. Забыть хотя бы ненадолго о своем эго, помочь ближнему. Простые, девственно чистые истины. Очень жаль, что до современного попкорнопоедателя это можно донести только в оболочке стоимостью триста миллионов долларов. Дороговато, однако.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments