13phd (13phd) wrote in kinoclub,
13phd
13phd
kinoclub

Categories:

Книга мастеров

Первый проект «Диснея» в России ждали многие. Сценарий написан режиссером Вадимом Соколовским и писательницей Анной Старобинец (тут можно прочесть интервью с ней). Нас в данном случае будет интересовать прежде всего идеологический срез получившейся картины: ведь если проект номинально американский – не присутствуют ли в нем какие-либо темы, отечественному кинематографу не свойственные?

В фильме досконально прописаны фигуры персонажей, ярких индивидуальностей среди действующих лиц – почти десяток. Практически за каждым из них стоит социальный архетип, взятый из окружающей нас действительности: колоритность образов превалирует над общим смыслом действия, в котором заняты герои, поэтому имеет смысл остановиться отдельно на каждом из основных персонажей. За точность некоторых смыслов автор поручиться не может, поэтому текст местами будет приближен к постмодернистской игре (если бы над сценарием работала голливудская команда с привлечением социологов – было бы гораздо проще). Наши деятели культуры соответствием содержания действительности зачастую пренебрегают, поэтому приходиться домысливать за них: что в фильме – для красного словца, а что для инспекторов от «Диснея». Хотя, по заверениям нашей стороны, лос-анджелесский центр «Диснея» согласился с концепцией сюжета и образами персонажей, предложенных российской стороной, лишь «поделившись мыслями в отношении того, как сделать действие фильма динамичнее и ярче». В то же время биография Марины Жигаловой-Озкан, главы «Уолт Дисней СНГ», недвусмысленно указывает на ее профессионализм в сфере международных экономических отношений, а из ее интервью очевидно, что главное для компании, которая будет пытаться упрочить свои позиции на российском рынке, – продвижение бренда «Книга мастеров», связанных с ним товаров и прочего контента. Отсюда понятно, почему диснеевский дебют ориентирован в первую очередь на персонажей: в случае успеха фильма мы сможем посещать «Макдоналдсы», оформленные в стиле «Книги мастеров». Сюжет картины у юного зрителя из головы быстро выветрится, а Леонид Куравлев в образе барина – вряд ли... Тем не менее, общие установки сюжета существуют, и их можно разобрать подробнее.


Каменная Княжна (Ирина Апексимова). Главный отрицательный персонаж. В начале была положительной и снова стала положительной же в конце, что немаловажно: полностью отрицательных героев в фильме нет. Связано это с тем, что креативная группа решила перестраховаться – ни один из будущих брендов-персонажей не должен пугать детей.

Истоки образа Каменной Княжны как средоточия зла можно обнаружить в советском прошлом – в негативном образе США как врага всех Иванушек. Визуальное сходство означаемых построено на аналогии Княжны и статуи Свободы. Особенно это заметно по сцене, где Княжна на вершине горы-замка водит рукой, наколдовывая себе послушное каменное войско. Плюс еще характерный головной убор.

Связь Княжны с замком осуществляется через колодец – прием, недавно использованный для сообщения между сказочной территорией и действительностью в другом диснеевском проекте («Зачарованная»). В этом фильме сказочное пространство выражало собой образ других стран – в мультипликационной Андалусии работал мобильный телефон, а один из героев не видел разницы между страной принцессы и Андалузией (см. подробности в моем тексте о «Зачарованной»). В «Книге мастеров» колодец выполняет функцию одностороннего туннеля: доступ в замок Княжны должен быть разрешен вражеской стороной. Этот сюжетный ход очень напоминает систему получения виз для доступа на территорию США, согласно которой нежелательные элементы получают отказ на въезд.

Камень Алатырь, из-за которого Каменная Княжна примкнула к темным силам, по сути выполняет функцию капитала, из-за которого США стали тем, чем являются сейчас. Осуществлять гегемонию над миром Княжне помогают некоторые персонажи второго плана, в том числе Зеркало. Предмет с лицом Валентина Гафта и репликами вроде «Вы такая горячая женщина! Чтоб Вы были здоровы!» с характерным национальным акцентом и языком (подходящими скорее для театральных постановок Марка Захарова) указывает на группу людей, являющуюся посредниками темной силы, по сути диссидентами и либералами (так неожиданно и забавно объединенными по единому признаку), которые помогают западной демократии с российской территории.

Иван (Максим Локтионов). Герой, которого путают с Иванушкой-дурачком, но назвать его так значит погрешить против правды. Роль Ивана – это та же роль Егора Городецкого из «Дозоров», но повзрослевшего. Он должен решить, на какую сторону ему встать, – на кого работать, чтобы заполучить любовь. Мастерство резки камня – это работа на экономику страны, на ее успех. Для того, чтобы удостовериться в этом, достаточно вспомнить рапорт старосты об ударных темпах роста валового продукта – 12 процентов! Иван – это собирательный образ будущей интеллигенции, талантливой части «среднего класса» и прочих экономически успешных элементов. Но темные силы Запада хотят заполучить юношу в свои ряды, чтобы он работал на Княжну. Отец Ивана – тот же диссидент, уехавший на Запад, чтобы преуспеть в передовых науках, где и сгинул, проработав долгое время. Княжне нужны новые силы. Оживление камня Алатырь – это оживление западной экономики, придание капиталу послушности.

Катя (Марина Андреева). Взращенная на чужбине соотечественница. Определение своего места в жизни, выбор, где и с кем ей жить – вот предмет ее терзаний. Голос Родины и происхождение в итоге берут свое.

Барин (Леонид Куравлев). Действующая власть – деспотичная, самодурная, не допускающая критики в адрес себя и ближних родственников. При любой оплошности барин может приказать выпороть, чего все боятся. Создатели картины совершают большую оплошность, вложив в уста персонажа реплику о Рублевке (в сказках такого типа недопустимы прямые ассоциации). Мол, если, женишься, Иван, на дочке – будешь жить в отдельной избе на дороге Рублевка. Но Иван, талантливый представитель своего поколения, не хочет родниться с властью путем сближения с карикатурной Клавой. В итоге дочь барина отходит к Кузьме, который мечтал об этом и приложил все усилия для становления своего характера. Он долго запрягает, думая о сроках создания меча в пределах пары дней, но в итоге создает оружие за пять минут. Кузьма – вот настоящий, правильный архетип русского рабочего человека! Хотя в связи с этим забавно смотрится сцена, где он хвалит прелести Клавы барину, не подозревающему, что речь идет не о нем (обыгрывается наше заискивания перед верхами).

Несколько персонажей второго плана:

Янгул (Артур Смольянинов). Стоит во главе войска ардаров. Старобинец придумала для этих героев название «Вогулы», но, понятно, почему это не прошло, – заимствования из «Властелина колец» и так лезут отовсюду. Этимология слова «Ардары», видимо, состоит из совмещения «Орда» и «Татары». Вооруженная группа похищает народ, попутно выполняя функцию устрашения. Неслучайно, что эта группа сделана из камня – люди гор. Кавказский след выводит этот народ не к чеченцам, а к террористам, подчиняющихся темному центру (не «Аль-Каиде», а деньгам Запада). Янгул – темная, но благородная сила, как и положено быть горцу.

Кащей Бессмертный (Гоша Куценко). Пожалуй, самый забавный персонаж. Он воплощает архетип олигарха с криминальным прошлым. Кожаный костюм и цепь на поясе совмещаются со стилем постоянных наездов в речи и растопыренными пальцами. Его жадность не знает границ, но все же он готов отдать бриллианты ради экономического чуда и «диктатуры силы» (тем более что они хранятся у него временно). У Кащея в сейфе находится яйцо, напоминающее работу Фаберже, – вспомним покупку Вексельберга. Еще он держит в сожительницах старую подругу – Русалку, которая лежит в джакузи и флиртует с незнакомцами.

Самым загадочным персонажем, чья фигура не поддается на общем фоне истолкованию, является Баба Яга (Лия Ахеджакова). Но если вспомнить все сцены с ее участием, то понимаешь, что она, выражаясь языком Проппа, служит дарителем. Баба Яга – необходимый посредник между действиями и перемещениями героя, катализатор действия. Никакой специфической смысловой нагрузки ее фигура не несет.

К бесполезным с точки зрения сюжета героям относится 34-й богатырь: даже своим именем он указывает на бессмысленность собственного присутствия. Хотя какая же сказка без богатыря? Будет кого в сонм героев «Макдоналдса» добавить! Ну еще и строчки Пушкина подрастающему поколению напомнил – и то польза!

Общий смысл метаморфоз, которые происходят с героями в течение фильма, сводится к следующему. Зло на поверку оказывается добрым внутри – оно перевоспитывается. Достаточно нехарактерный прием для советского «сказочного» кинематографа. У нас зло старались побеждать силовыми способами. Выходило успешно, конечно, но в реальности атомный гриб не оставлял надежды на положительный исход. В «Книге мастеров» присутствует общая установка на мир без уничтожения сторон, на изменение восприятия зла, которое, в конце концов, становится добром. Именно на слом устоявшихся стереотипов у подрастающего поколения и нацелен фильм. Вполне, кстати, достойная цель и идеология для подарка от «Диснея».


Из художественных сторон проекта можно отметить слабую кинематографическую реализацию на относительно неплохом общем фоне. Переход от одной сцены к другой выполнен как перемещение камеры от одной картинки-иллюстрации из книги к другой: тем самым создатели обнажили слабые стороны выбранного ими приема монтажных склеек. Да, действительно, каждая из сцен живописна и хорошо смотрится. Но когда отсутствует сцепка между эпизодами через пространственное перемещение персонажей, начинаешь воспринимать действие как комикс, на что, видимо, и уповали создатели фильма. Виртуальная книга на экране не содержит текста – она состоит сплошь из картинок. Досадное упущение, учитывая, что канонический прием передачи эпизода фильма как книжной иллюстрации воплощался в советском кинематографе и мультипликации в виде оживления картинки рядом с текстом! Восприятие затрудняется из-за того, что нет связи между событиями фильма и печатным текстом со стилизованными заглавными буквами. Но надо иметь в виду, что включение в поле фильма пространственной составляющей повлекло бы не просто удорожание проекта, но и привлечение специалистов, которых, увы, в России немного. Может быть, для подрастающего поколения подобный сказочно-комиксный стиль и ближе, но не для взрослых – а «Книга мастеров» реализовывалась как семейное кино.


Нельзя не отметить работу над спецэффектами: постановка драк в «Книге мастеров» гораздо качественнее, чем в каком-нибудь «Обитаемом острове», но все равно тянет только на твердую четверку.


В общем, первый опыт «Диснея» можно не считать комом. Осталось дождаться, пока он превратится в начинку от гамбургера. В любом случае, «Дисней» уже смог почувствовать на себе особенности местной кухни – пираты начали продавать конечный продукт задолго до того, как он был подан на стол самим производителем. Интересно, нет ли в этой истории следа конкурентов по цеху, опасающихся нового игрока? Как бы Каменная Княжна опять не озлобилась и не стравила в погоне за прибылью Кузьму с Иваном, чтобы скинуть в итоге барина!


Алексей Юсев

Впервые опубликовано в интернет-журнале Рабкор.ру
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments