top10_kiev (top10_kiev) wrote in kinoclub,
top10_kiev
top10_kiev
kinoclub

Categories:

Павел Лунгин: «Я снял типично российскую историю»

Автор: «Наше Кино», специально для ТОП 10.

Режиссер фильма «Царь» о личности Ивана Грозного, значении своего фильма и деградации мирового кино

Почему вы решили снять фильм именно об Иване Грозном?

Мне кажется, человечество зашло в тупик. Пришло время остановиться и подумать… Подумать о вопросах вечных и существенных, метафизических, одним словом. Кто мы и откуда? Что такое русская власть: в чем ее сила, природа и загадка?


Полагаю, что эпоха Ивана Грозного – один из определяющих и показательных в этом плане периодов отечественной истории. Ее отголоски до сих пор доносятся до нас. Ведь Грозный – первый русский царь с таким удивительным сочетанием в одном лице силы духа, жестокости и таланта, беспощадной тирании и искреннего идеализма – абсолютно шекспировский герой. Человек с раздвоенной личностью. Мне кажется, что именно Иван Грозный своим неоднозначным характером определил дальнейший ход истории России и заложил основы того, что мы называем русской властью. Он вызывал и страх, и симпатию одновременно. Не поняв Грозного, сложно вообще понять суть и причины сложившихся между государством и народом взаимоотношений. Как о таком человеке фильм не снять?

Вы говорите о симпатии... То есть вы оправдываете своего героя?

Он был беспощадным. Даже зверем. На его совести множество невинных душ. И разговоры о его возможной канонизации – просто нонсенс. Но все-таки Иван Грозный – противоречивая личность. Он днем казнил, а ночами молился. Он был святым и грешником в одном лице. Вся его жизнь – юродство, постоянный театр. Где его истинное лицо – не разберешь. Он ведь был творческой личностью. Это удивительно, но он писал стихи, сочинял музыку. Он был очень образованным и начитанным человеком. И, возможно, искренне желал России только блага. Правда, средства для достижения цели были выбраны спорные. Меня интересует именно то, почему царь так поступал, что двигало этим человеком? Возможно, одна из причин – это то, что он считал себя почти Богом. И требовал от людей соответствующего отношения к своей персоне. А тот, кто не хотел этого признавать – моментально становился врагом отечества, достойным смерти. Еще один мотив – это популярная в то время идея о скором конце света. Иван Грозный почувствовал надвигающийся апокалипсис, возомнил себя верховным судьей и поэтому запустил карательную машину. Ведь в фильме он так и говорит: «Может, как человек я – грешник, но как царь-то я праведен». И вера эта была в нем очень сильна. В общем, версий предостаточно. Чтобы попытаться как-то в этом разобраться, я и снял «Царя». Но, конечно, картина – лишь мое субъективное восприятие этой исторической фигуры. Я не претендую на что-то большее.

На основе каких источников вы с писателем Алексеем Ивановым разработали сценарий фильма?

Мне хотелось, чтобы фильм достоверно передавал ощущение веры, религии и власти в XVI веке. Поэтому пришлось изучить много исторических источников, документов и научных трудов. Могу заверить:
фильм достаточно близок к историческим реалиям. Например, все реплики Ивана Грозного, в основном, позаимствованы из его писем и воспоминаний. Мне было нужно максимально подробно воссоздать атмосферу русского Средневековья, насколько это возможно, конечно. Но все же «Царь» – не историческая монография или кандидатская диссертация. В первую очередь, это увлекательное и в то же время сложное кино, напрямую связанное с философией, историей и религией.

Не боитесь сравнений с эпопеей Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный» 1945 года?

Я преклоняюсь перед творчеством Сергея Эйзентштейна. И не пытаюсь соперничать с гением. Я признаю, что любое сравнение с его шедевром будет не в мою пользу. Но все-таки я не боюсь этого. Полагаю, что картины у нас слишком разные. Знаете, я много раз смотрел «Ивана Грозного» Эйзенштейна. И представляю ситуацию, в которой эта картина делалась. Совершенно очевидно, что это был госзаказ Сталина во время войны. Режиссер, конечно, мог только воспевать царя. Думаю, что ему не очень хотелось это делать. И потому Эйзенштейн ушел от этого в чисто эстетическую конструкцию. Он сделал что-то вроде китайской оперы. Я же хотел снять более личное кино, чтобы разобраться в психологии власти. И вместе с гениальным Петром Мамоновым, через его душу познать внутреннее состояние Ивана Грозного.

А как вы разглядели в Петре Мамонове Царя? Почему именно он сыграл Ивана Грозного?

Мне нужен был человек, который сможет сыграть неординарную личность с невероятным набором человеческих качеств, ярких, сильных и необыкновенных. И знаете, я никого себе не мог представить в этой роли, кроме Петра Мамонова. Если честно, еще во время съемок «Острова» я отчетливо понял, как удивительно Петр Николаевич похож на Ивана Грозного. Во всем – в лице, в поведении и даже в фигуре. Но, самое главное, мне показалось, что они необыкновенно похожи внутренне. Я увидел в нем некую матрицу русского характера, которая в экстремальном выражении присутствует в Грозном. Начал думать, читать и тут же понял: все, надо снимать. Мамонов – человек сложный в принятии решений. А тут еще такая трудная роль. Но, слава Богу, Петр Николаевич согласился сыграть эту многогранную личность. Это подвиг. Скажу, положа руку на сердце, что без него, а также без Олега Ивановича Янковского этот проект никогда бы не состоялся.



Роль митрополита Филиппа в фильме «Царь» стала последней в жизни Олега Ивановича. Расскажите, пожалуйста, об участии недавно ушедшего от нас легендарного актера в вашей картине?

Сыграть святого человека не всякому под силу. Олег Иванович был чуть ли не единственным, кому это удалось. Тем более символично, что такая высокая роль стала для него последней. Смерть Янковского – ужасное горе и большая неожиданность для всей съемочной группы. Мы с ним работали замечательно – лучше себе и представить невозможно. Думаю, он был бы рад, что его последняя роль именно такая, выдающаяся и непохожая на все остальные его работы. И это при том, что практически весь фильм Олег Иванович не произносит ни слова. Только молчание и поиск правды в глазах. Про таких актеров говорят: «от Бога!».

А если попытаться разобраться в фигуре митрополита… Изначально ведь фильм назывался «Иван Грозный и митрополит Филипп». Вам важно было столкнуть этих героев?

Иван Грозный и митрополит Филипп – это два уникальных характера. И я бы никогда не стал снимать фильм про Грозного без Филиппа. Идея – в их столкновении. Это именно тот сюжет, который придает многомерность фильму об эпохе Ивана Грозного. Они – равнозначные фигуры. Оба – цари. В этом их двухлетнем противостоянии и есть наша история, наша жизнь. Это такая прочная историческая связка. Тиран и святой. Ангел и демон. Вечная борьба власти и личности.




А каково ваше личное отношение к митрополиту?

Я просто восхищен личностью митрополита Филиппа. Это человек необыкновенной духовности, который не побоялся восстать против ужасов опричнины. Он – человек Эпохи Возрождения, уровня Леонардо да Винчи, каких немного в истории. Он был архитектором, инженером, изобретателем. И при этом – пустынником, схимником и аскетом. Я искренне верю в святость этого человека. Иван Грозный – его стопроцентный антипод. Это царь, который остановил развитие России, отбросив ее на много лет назад. Филипп же пытался этому всячески противостоять. И вот эти два неординарных человека, кстати, изначально любившие друг друга, доходят до полного неприятия друг друга. Борьба двух нестандартных, сильных и харизматичных личностей. По-моему, замечательный материал для фильма.

Фильму «Царь», впрочем, как практически каждой вашей картине, критики еще задолго до официальной премьеры предрекали большой успех. Вот и отборщики Каннского фестиваля не обошли его вниманием. «Царь» участвовал во втором по значению конкурсе «Особый взгляд». Что вы об этом скажете?

Честно говоря, я был очень удивлен, когда меня позвали в Канны. Я-то снимал типично российскую историю, не рассчитанную ни на какие фестивали и на западную публику. Я даже и представить себе не мог, что мрачная драма о темном времени нашей истории может кого-то заинтересовать на набережной Круазетт. Поэтому мы и не готовились к такому развитию событий – отборщики застали нас врасплох, и нам срочно пришлось мобилизовать усилия, чтобы успеть закончить работу к Каннам. Я-то в принципе фильмы снимаю не для фестивалей. В последние время наметилась тенденция деградации, кино
идет по развлекательной линии. «Царь» в этом смысле совсем не типичный для современного кинематографа проект. А что будет с картиной дальше – решать зрителю.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment