Кофырин Николай - Kofyrin Nikolay (strannik1990) wrote in kinoclub,
Кофырин Николай - Kofyrin Nikolay
strannik1990
kinoclub

МОРЕ ВНУТРИ – УМЕРЕТЬ ЛЕГЧЕ, ЧЕМ ЖИТЬ?



Кто не успел посмотреть фильм «Море внутри» Александра Аменабара (премия «Оскар» за 2005 год), советую посмотреть. Это лучший фильм за последние годы! Я рад, что мои опасения по поводу смерти кино оказались преувеличенными. Хотя известный кинорежиссёр Питер Гринуэй считает, что «кино подохло и смердит», а «слово умерло».


Ощущениям безнадёжно больного посвящены многие фильмы. Например, «Достучаться до небес», «Пока не сыграл в ящик». Фильм «Море внутри» помогает прочувствовать отчаяние человека, ставшего беспомощным. Состояние героя фильма «Море внутри» Рамона Сан Педро мне знакомо и понятно. Я тоже был беспомощным инвалидом, прикованным к постели, потом к коляске, и у меня тоже были минуты, когда хотелось умереть. Пока я три с половиной месяца лежал в больнице, ни жена, ни родная сестра не приехали ни разу. Мать, встретив меня из больницы, на следующий день уехала отдыхать в санаторий со своим новым мужем, оставив меня в трёхкомнатной квартире на костылях одного. Впрочем, я всё это описал в романе «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак».

Вся мощь таланта актёра Хавьера Бардема (исполнителя главной роли в фильме «Море внутри») проявилась сразу в трёх фильмах («Старикам тут не место», «Призраки Гойи»), где он сыграл разных, но очень похожих по своей внутренней силе героев. Актёр такого масштаба мог бы сыграть Данта в семи кругах Ада.

Испанское кино вообще заслуживает отдельного разговора. Это не только известный Педро Альмодовар, но и Хулио Медем («Коровы», «Люсия и секс», «Рыжая Белка»), и Александро Аменабар.
Почему у нас нет сейчас такого кино, хотя и было? – Потому что у нашего кино, как и у нашего общества, нет конструктивной гуманистической идеи. У нас заняты зарабатыванием денег. Не человек, а деньги стали мерой всех вещей. Продать душу за деньги проще всего, а вот вернуть обратно невозможно. Свобода принесена в жертву порядку. Рационализация поглотила спонтанность чувств, а выгода стала мерилом человеческих отношений!

Кто способен всю жизнь ухаживать за инвалидом? Большинство избавляется, отправляя в дома престарелых или инвалидов. Не многие могут выдержать такое ИСПЫТАНИЕ НА ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ!
«Я хочу умереть, потому что для меня жить сейчас это мука, не стоящая усилий», - говорит герой фильма «Море внутри» Рамон Сан Педро. Но так сказать могли бы и тысячи вполне здоровых людей (если не миллионы), «чья жизнь хуже любой тюрьмы».

«Трудно избавиться от ощущения трагизма происходящего. Трагизм как неумолимый конец и как мучение присутствует везде и во всем — в любви, рождении, в таланте, одиночестве, ненависти, в конце концов, в ограниченности человеческой жизни. Трагизмом наполнено все существование человека, поскольку он беззащитен и одинок перед подкарауливающей его каждую минуту смертью. От этого и возникает вера в существование доброй и справедливой целесообразности, способной защитить перед всевластием грядущего. Решение вопроса о смысле человеческой жизни напрямую связано с ощущение трагизма».

И я тоже задавался вопросом: стоит ли жизнь того, чтобы жить? стоит ли жизнь усилий жить?
Недавно умер одноклассник, – фактически убил себя, потому что не видел смысла жить.
Жить гораздо трудней, чем умереть.
Ради чего вообще стоит жить?
Хайдеггер понимал жизнь как бытие к смерти.
Жить, чтобы умереть. Умереть, чтобы жить?
Кто из живущих думает о смерти?
А между тем древние предупреждали – Memento Mori! – ПОМНИ О СМЕРТИ!

Думать о смерти, значит думать о жизни. Люди не хотят думать о смерти. А надо! Потому что смерть это призма, через которую видна истина! Будущее у всех одно – всех нас ждёт смерть. Но кто готовится к смерти? По данным социологических опросов 90% не хотели бы знать время своей смерти.

Только подлинный мудрец живёт, готовясь к смерти. Смерть – главное событие в жизни человека, даже важнее рождения, ибо рождение не зависит от тебя, а смерть – это итог твоего пребывания на земле, твоя ответственность за прожитую жизнь.

Когда Сократу сообщили, что его приговорили к смерти, но ученики помогут ему бежать, он будто бы улыбнулся и сказал, что в этой жизни ему уже всё наскучило, и он хочет отправиться в увлекательное путешествие в неизведанное – в смерть!

Западная цивилизация старается забыть о смерти, словно её и нет, посвящая все силы комфорту жизни, и даже смерть пытаются сделать комфортной. Уже предлагают не только виртуальные кладбища, но и похороны on-line, и даже съёмки умирания. К чему это может привести, подсказывает опыт Древнего Рима, где убийство в Колизее было привычным развлечением публики.
Смерть и всё с ней связанное, давно уже стало бизнесом. Разумеется, ещё в Древней Египте мумифицирование и похороны были доходным делом, а фараоны начинали строить пирамиды чуть ли не с юных лет.

Сегодня смерть пытаются изгнать из дома, чтобы старики умирали вне дома. Те, кто выталкивает умирающих, немощных, сдавая в дома престарелых, не понимают, что они сами скоро окажутся в подобной ситуации, и что им необходимым этот опыт умирания, ведь смерть не минует никого.
Перед случившейся со мной катастрофой, я занимался благотворительной деятельностью, в частности, помогал инвалидам. Мне запомнились слова одной женщины (инвалида с рождения): «ты сможешь понять инвалида, только когда станешь им». И я полностью прочувствовал правоту её слов, когда сам оказался на инвалидности в результате автомобильной катастрофы.

Никакая социальная помощь не заменит любви! Никакой социальный работник не заменит любящих родственников!
Все мы нуждаемся в любви, а беспомощные ещё больше.

Нашему обществу не хватает сострадания. Именно жажда сострадать, причем без всякого расчета, — вот отличительная особенность большой души. Сострадать с выгодой невозможно; это единственное, что невозможно делать с выгодой для себя!

А мы всё бегаем, суетимся, пока не случается с нами несчастье, которое останавливает нас и заставляет задуматься. Так «остановили» меня, заставив изменить свою жизнь и написать роман.
Мне никто не помогал напечатать книгу, – ещё будучи инвалидом, я всё это сделал сам с целью помочь своим опытом самоспасения тем, кто оказался в схожей ситуации.

На тему «Жизнь после смерти» написано множество книг, научных и не очень. Как сказала мой товаровед из Дома Книги, сейчас только ленивый не пишет о смерти и послесмертии.
Но произошла десакрализация смерти. Смерть перестала быть тайной, и стала обыденным явлением, таким же, как замужество или развод. Раньше смерть ассоциировалась с Богом и переходом в потусторонний мир. Сегодня это явление, лишённое всякой таинственности, а главное – Бога.
Смерть без веры, без Бога, без причастия, без покаяния, без исповеди – это кошмар! (смотри мой ролик «Исповедь перед смертью») Если бы я не успел сделать эту видеозапись по просьбе соседа за день до его смерти (который, кстати, страдал до конца и умирал с достоинством!), жизнь моя была бы иной. А так этот фильм посмотрели уже десятки тысяч! И для многих эта исповедь перед смертью послужила уроком, изменив отношение к жизни.

Почему человек хочет умереть? От невыносимости жизни или от любви к смерти?
Я противник эвтаназии, поскольку опасаюсь возможных злоупотреблений. Сколько у нас было ошибочных казней, совершенных по ошибочному приговору суда!

Заповедь «не убий» это запрет. Табу. Мы не можем знать, что есть до рождения и что будет после смерти. Мы не знаем, куда уходит душа после смерти. Мы даже не знаем, что такое жизнь, и чем отличается живое от неживого. Камни – они тоже живые!

Мы понимаем, что в жизни всё взаимосвязано, но не знаем КАК.
Быть может, мучения безнадёжно больного необходимы кому-то как опыт, способный изменить всю его жизнь?

Разве жизнь и страдания самого Рамона сан Педро (как это показано в фильме), да и сам фильм «Море внутри», напрасны?

Я часто вспоминаю последнюю встречу с умирающим отцом, хотя тогда не знал, что эта встреча последняя.

Считается, что самым важным для человека в жизни является то, как он умирает, как прощается с жизнью, – именно это и определяет его последующее существование.

Заповедь «не убий», я уверен, не пустое человеческое установление, а космический закон, который никто не может безнаказанно нарушать без последствий для себя. Ну а для нарушающих существует «закон отложенного возмездия».

Или ничего нет, как и после смерти, так и до рождения?
«Из ничего не будет ничего» – писал Шекспир.

Для секуляризованного западного общества смерть это трагедия. А для некоторых восточных религий это радость перехода в новую жизнь.
Западные «права человека» закономерно приводят к праву человека распоряжаться собственной жизнью, а значит, и самоубийство уже не грех. Количество самоубийств с каждым годом растёт, причём в благополучных западных странах. Люди и так не хотят жить, а если им сказать, что их ждёт после смерти… «Если я скажу людям всё, что я вижу и знаю, они тут же захотят покинуть этот мир!» – говорила известная прорицательница Ванга.

Даже самоубийство грех, а помощь в этом грех двойной. Впрочем, «не судите, да не судимы будете».

Казалось бы парадокс: человек может сам уйти из жизни, но не может просить, чтобы ему в этом помогли, хотя появиться на свет ему помогают.

Свобода убить себя это не свобода, а своеволие. Свобода, как известно, это осознанная необходимость – необходимость жить!
Жизнь это право или обязанность?
«Волен ли я распоряжаться своей жизнью? Свободен я или несвободен? Могу ли убить себя? или на всё воля Божья?

Если я свободен, то волен и умереть. Но если судьба и смерть моя Богом предопределены, то, выходит, я не свободен?
Да и вообще, имею ли я право убить себя, ведь я могу это сделать, обладаю физической возможностью?

Если Бога нет, то я свободен и волен убить себя. А если есть Бог, то не волен? Но почему? Нет у меня страха перед наказанием, нет. Если нет Бога, то и бояться нечего. Тогда тем более я волен убить себя.
Раз я могу убить себя, значит, я свободен. А раз я свободен, значит, могу убить себя. Самоубийство — высшее проявление человеческой свободы!
— Высшее проявление свободы не в том, чтобы убить себя, а в том, чтобы отказаться от свободы, то есть признать свою несвободу. Самоубийство — это своеволие.
— Нет, самоубийство не своеволие, но отказ от воли и от себя, — только тогда почувствуешь, что лежит за границей жизни и смерти, добра и зла. А встать по ту сторону добра и зла, бытия и небытия означает встать на позицию Бога.
Могу ли я убить себя? Фактически могу. Но зачем? — вот что главное! Зачем я живу, почему хочу убить себя? Почему важнее Зачем!
Если я убью себя, то я свободен, и не Бог распоряжается моей жизнью, а я. А если не смогу, если что-то остановит, — значит, несвободен.

Если есть Бог, то всё, в конечном итоге, зависит от Него, и я несвободен, и смерть моя — проявление Его воли. А если Бога нет, то я свободен, и отвечаю за всё, что со мной происходит.
Если убью себя, то нет судьбы, а есть лишь воля моя, и всё произвольно, случайно, если это я устанавливаю час своей смерти, и нет никакой судьбы, нет предопределения, — тогда, выходит, я свободен! И никому не нужен! И нет никакой необходимости жить, и можно, значит, умереть в любую минуту, и выходит, нет никакого Бога, всем распоряжаюсь я сам, и во всём воля моя, и только мне решать: жить или не жить! Таким образом, всё в этой жизни зависит от меня, только от меня, от моей воли, от моего желания! Но... но ведь это не так?» из моего романа-быль "Странник"(мистерия)

Недавно я позвонил другу и предложил поехать на пикник, а он ответил, что уже умер.

Умереть легче, чем жить. Но надо жить! Как-то, ещё будучи инвалидом, сидя в ванне с переломанными ногами, говорю себе, что жизнь… жизнь — это... жизнь — это обязанность... И вдруг понимаю: да, жизнь — это обязанность, обязанность жить, делать то, что можешь, обязанность быть человеком! Если уж я не умер во время катастрофы (хотя были основания, и все считали, что я умер), то тем более обязан жить!

«У человека есть цель прихода в этот мир, безусловно, есть. Какова она? Это Тайна. Но Тайна нужна человеку, чтобы верить и ощущать собственную малость перед её непознанностью. Тайна жизни после смерти сокрыта тайной, чтобы у нас был свободный выбор. Люди не должны знать. Но лишь тот, кто верит, тот достигает праведности, лишь тому открыт путь в мир иной. Именно отрицание жизни после смерти, то есть вечной жизни, приводит людей к греху через соблазн сиюминутной выгоды в сиюминутной жизни. Никто не может примириться со своим полным исчезновением. Мысль эта противоестественна. Ничто не рождается из ничего, а потому в ничто не обращается. Происходит лишь смена форм. И эта мысль не есть бегство от страха, но факт, который мало кто будет отрицать. Когда после смерти о человеке остается хорошая память, жизнь его переходит в иную форму, и он начинает жить в сердцах людей. Не боится смерти тот, кто не боится жить вечно! Но когда пропадает страх смерти перед новой жизнью, то какой становится эта земная жизнь?»

У человека должна быть причина жить, необходимость жить! Смысл жить!
«Жизнь потому и имеет смысл, что человек смертен. Именно смерть придает человеческой жизни смысл. На самом деле, человека мучает не страх смерти, а страх бессмертия! Нет страха смерти, есть лишь желание жить. Что толку протестовать против смерти? Нужно просто переступить через нее, и тогда страх неизбежной кончины исчезнет. Смерть это всего лишь призма, через которую видна Истина. Умирать мучительно тому, для кого ужасна своей бессмысленностью прожитая жизнь. Не бывает бездумной жизни — каждый размышляет о прожитом. Жизнь ужасна не бездумностью, а осознанием того, что прожита впустую. Когда понимаешь, для чего надо было жить, но уже невозможно ничего исправить, тогда и постигаешь весь ужас смерти. Ужас это неосознаваемый страх. Но страшна не смерть, а процесс умирания. Страх смерти на самом деле — это страх перед жизнью. И даже не перед кончиной как таковой, а перед небытием от неудовлетворенности прожитой жизнью. Страх бессмысленной и напрасно прожитой жизни есть бегство от смысла, нежелание его понять и начать жизнь иную».

Как вернуть желание жить тому, кто жить не хочет? Самое лучшее средство– это полюбить и родить ребёнка. «Ничто не может победить любовь, которая и есть жизнь! Но мы сами отказываемся от любви, предпочитая ей вещи. Вещи же порождают страх потери, тогда как любовь невозможно ни потерять, ни отобрать, ни купить, ни продать. Мы распоряжаемся только тем, что носим в своей душе, остальным лишь пользуемся! Но страх потерять то, что мы имеем, именно он отталкивает нас друг от друга, делая чужими. Хотя, в конце концов, мы лишаемся всего, за что так упорно цеплялись всю жизнь. Какой же смысл ненавидеть, если единственное, что остается в нас, это наша любовь? В любви умереть не страшно». из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак»



Спасти может только любовь! Именно поэтому ЛЮБОВЬ ТВОРИТЬ НЕОБХОДИМОСТЬ!

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment