Варвара Ухорская (kinouho) wrote in kinoclub,
Варвара Ухорская
kinouho
kinoclub

Венецианский кинофестиваль. Что унас в программе

Чем отличается Венецианский фестиваль от Каннского? Ну, по фестивальной политике, я имею в виду? Трудно сказать. Я до сих пор не поняла. Почему крупнейший мировой фестиваль искусства кино проходит в Канне – понятно: Франции принадлежит право первородства.
А Венецианский, зато – старейший и напоминает нам, что были времена, когда пальму первенства (Золотую Пальмовую Ветвь?) в киноискусстве перехватили итальянцы, когда слово «кино» взрывалось целым фонтаном итальянских имен: Феллини, Антониони, Росселини, Бертолуччи, Витторио де Сика, Дзефирелли, Мастрояни, Софи Лорен. И эти времена прошли. А Венецианский фестиваль остался. (Справедливости ради можно сказать, что и Франция – кино-Франция – нынче не та…) В конце концов, как дань уважения к сединам и возможность каждый год итальянской кинематографии предпринимать попытки к возрождению былого величия – по традиции, страна-организатор выставляет несколько фильмов, и в разных программах, так что есть простор для маневра и мощный стимул.


На этот раз итальянцев в основном конкурсе на первой позиции представляет развернутая сага о семье сицилийцев… Звучит сразу как-то очень мафиозно, но вроде бы это исторический эпос о трех поколениях и разных этапах жизни страны. Многофигурная и крупнобюджетная композиция  «Баария»  самого видного современного итальянского режиссера Джузеппе Торнаторе. Он даже «Оскар», было дело, получил. Однако широко известен все равно в  основном, в Италии – в отличие от другого создателя «Баарии», Эннио Морриконе – вот он, наверное, последний из могикан – самый заметный и востребованный в мире итальянский кинематографист. Не обошлось и без Моники Белуччи, и старина Микеле Плачидо, наш старый знакомец комиссар Каттани, не остался без дела. А еще он сам снял фильм на старости лет о молодости – о разгуле 60-х, когда все было лучше, начиная с кино – «Больше, чем мечта». Многофигурные эпосы, типа «Баарии», как-то редко становятся захватывающим и увлекательным зрелищем, а вот про легендарные 60-е, да еще в Италии, я бы посмотрела.



Чтобы не отстать от Канн, итальянцы перехватили Майкла Мура, который как раз на прошлогоднем каннском фестивале заявил о своих планах на будущее – и осуществил их аккурат к открытию Венецианского. Пусть достанется всем сестрам по серьгам – на Каннском он уже дважды побывал и одну Ветвь получил. А Льва еще нет. Так что теперь в Венеции он – фаворит. Я – за. Классный он чувак. Можно называть человека конъюнктурщиком, а можно признать, что он рубит фишку и остро чувствует самые актуальные в мире, а не только даже в родной Америке, темы дня. И умеет их развернуть – доходчиво, броско и наглядно. Средствами кино, как плаката.
Не надо его обвинять в верхоглядстве и популизме – он же не диссертацию докторскую защищает, он обращает внимание общественности. Среди которой потом пусть найдутся политики, ученые, хоть целые научно-исследовательские институты, которые будут долгие годы собирать статистику, вести дневники наблюдений за природой, рыться в архивах, чтобы с цифрами в руках доказать – или опровергнуть – его, Майкла Мура, правоту.
Он берет и разворачивает острое и созревшее мнение: в Америке дети стреляют друг в друга, потому что слишком много оружия и насилие входит в повседневность, как само собой разумеющееся – надо что-то делать. И получается "Боулинг для Коломбины". Или: мы не верим, что к трагедии 11 сентября совершенно непричастны американские спец-службы и высшие эшелоны – с той или иной стороны. И получается "Фаренгейт 9/11" . Или: наше (американское) здравоохранение – дерьмо, а вот на Кубе лечить умеют. И получается "Здравоохранение". В результате – скандалы, обвинения в очернительстве, при которых становится широко известным такой, скрытый от меня доселе, факт, что американским гражданам строжайше запрещено посещать Кубу – в этом была главная претензия к Муру после фильма, а даже не в жестокой критике национального здравоохранения.
Теперь, когда в полный рост разыгрался финансовый кризис, сомнения в идеальности – и даже – в оптимальности такой системы жизнеустройства, при которой кризис заложен в программу – приходят не одному Майклу Муру. И озвучиваются и освещаются уже не только в скандальных фильмах, но и на серьезных, вполне научных, международных симпозиумах и конференциях. А Мур, обвиняемый в верхоглядстве и популизме, говорил и показывал эти узкие места в системе раньше. Вот такой он молодец. Так что даже язык не повернется ни у кого упрекнуть Мура в спекуляции на самой горячей теме – именно, на глобальном финансовом кризисе. Его право! Фильм называется "Капитализм: История любви" (есть вариант названия "Капитализм: Любовная история", во всяком случае - "Capitalism: A Love Story"). Наши его еще не закупили.



Еще один интересный фильм: "Информатор" | "The Informant!" Стивена Содерберга с Меттом Деймоном в главной роли. Антикорпоративная детективная комедия – опять же, актуальна сама по себе. Но – они "раскрасили" Метта. Сделали его рыжим. Усатым. Каким-то ярким. Бесцветность и невзрачность Метта Деймона, позволяющая ему раз за разом воплощать на экране сливающихся с местностью супер-шпионов, меня как-то уже утомили и даже заставили сомневаться: такие уж это хорошие для актера качества: бесцветность и невзрачность? А в "Информаторе" Содерберг сделал из Деймона как бы тупого шпиона – и он сразу стал веселым и заиграл разными красками. Он не профессионал, он – информатор, свой среди чужих, сливает информацию на родную корпорацию в ФБР. Правда, все вышеописанное – и ряженный придурок из молодого красавца, и близость к спецслужбам, и несерьезность происходящего – все это как-то напоминает прошлогодних Коэнов "После прочтения сжечь" - ну, такова, наверное, тенденция.



Если уж разговор зашел о Коэнах, вспомним их фильм "Старикам тут не место" - он снят по книге Кормака Маккарти, по некоторым мнениям – культового американского писателя. (Еще в Америке к одному мнению на его счет не пришли). Так вот, на нынешнем фестивале представлен фильм "Дорога" - по другому, не менее жизнерадостному, роману этого Кормака. Маккарти. Он и вообще особым оптимизмом не отличается, так что просто находка для одного из актуальных направлений. Впрочем, может быть он его и торит, это направление – прямиком в ад. Туда и "Дорога". Режиссер Джон Хиллкон, в ролях Вигго Мортенсен, Шарлиз Террон, Гай Пирс - в безжизненном выжженном постапокалиптическом мире среди каннибалов. Привет Джорджу Ромеро – а и он тут как тут, просто в один голос: его фильм, представленный в Венеции, называется – "Выживание мертвецов" (или "Бессмертие мертвецов", был вариант "Остров мертвецов", во всяком случае - "Survival Of The Dead"). И вам всего хорошего!



Еще в конкурсе – "Плохой лейтенант" | "Bad Lieutenant: Port of Call New Orleans" Вернера Херцога. Не путать с "плохим лейтенантом" 1992 года. Это совсем разные фильмы! Тот, 92-го года, снимал Аббель Феррара. С Харви Кейтелем. А этот – как уже было сказано, Вернер Херцог с Николасом Кейджем. И еще Ева Мендес задействована. Про – как ясно из названия – плохого лейтенанта полиции. Можно сказать, оборотня в погонах. Чтобы не было претензий со стороны правообладателей брэнда, новый плохой лейтенант носит другое имя и работает в другом городе – в Новом Орлеане, после урагана. Это интересно. Но скандал с авторами 92-го года все равно разгорается. Или они это в целях рекламы? Поскольку и Херцог, и Феррара – оба в конкурсе.



Большая битва намечается между женщинами – тут и нынешняя пальмовая лауреатка Шарлотта Генсбур во французском "Преследовании" | "Persécution", и Изабель Юппер – во французском же фильме "Белая ткань" ("Белый материал" | "White Material"), Моника Белуччи (правда, ее роль не слишком объемна, так что может, она и не вступит в борьбу), и любимица итальянцев наша – Ксения Раппопорт в фильме "Двойной час" | "La doppia ora" Капотонди. Можем за нее болеть – она российская актриса, живет и снимается в России, просто она действительно звезда мирового уровня – в этом году отмеченная и на отечественных кинофестивалях, наконец. Так что имеем право болеть за нее, родную.



Больше наших в конкурсе нет. Можно гордо не расстраиваться – в последние годы наших здесь привечали и награждали, и в прошлом году Алексею Герману-младшему за «Бумажного солдата» отвалили серебряного Льва. А в этом и сам фестиваль переживает не лучшие времена – звезд мало, публики тоже. Да вот же и уважили – в жюри восседает режиссер Сергей Бодров-старший.. Можно так утешать себя, но если положить руку на сердце – отсутствие наших фильмов в основном конкурсе вполне адекватно отражает состояние нашего кино. Обижаться не приходится и сетовать на необъективность и пристрастность отборщиков и судей - тоже. К сожалению, гораздо менее взыскательные отборщики – мы с вами, российские кинозрители – тоже как-то не голосуем и не отбираем к просмотру отечественное кино. В последнее время. К сожалению. Не "Обитаемый Остров" же им там показывать?
Ну, взяли наших в программу "Горизонты" - с модным нынче жанром "альманах": "Короткое замыкание" состоит из новелл наших как бы молодых как бы новых режиссеров, более или менее одного направления – "новая драма": Серебрянников, Вырыпаев, Хлебников, Герман-младший, Буслов. (Этим альманахом открывался летом наш "Кинотавр" - тут репортаж с фестиваля об этом.)
И еще один наш фильм в "Горизонтах" - документ Александра Сокурова "Блокадные дневники". О блокаде Ленинграда. Вот любят Сокурова – и в Канны его зовут всегда, и в Венецию приглашают. Серьезный он режиссер, хороший. Но – не угадывает с фестивальной политикой. То есть – не хочет угадывать. Не тем занят. Поэтому не отметить его невозможно – в Каннах приз ФИПРЕССИ дали за фильм "Отец и сын", в Венеции в позапрошлом году – так и сказали: "За духовные искания". Но главных больших призов не выкатывают – не того ждут на международных фестивалях от России, не того. То есть Сокуров – реально, подвижник. Снимает то, что хочет, а не то, чего от него ждут, не обольщаясь сладкой надеждой любого кинематографиста – привезти домой Пальмовую Ветвь или там Золотого Льва. Злые языки скажут – не может просто, не того полета птица. Да нет, вот именно, того – его же и выбрали, и привечают, нет, не идет на свист. Внушает!

Еще наши засветились в секции современного итальянского кино – в совместном итало-российском проекте "Десять зим" | "Dieci Inverni" - об итальянском шеф-поваре в московском ресторане. Печальная картина встает перед глазами, имея в виду еще название: "Десять зим" - практически, приговор: "десять лет без права переписки"… С нашими Сергеем Жигуновым и Сергеем Никоненко.

И еще один наш фильм – в программе "Дебюты" - некий поэт, ресторатор и продюсер – но с ГИТИСом за плечами – снял свой первый фильм "Какраки" (тут рабочие моменты съемок). Илья Демичев его зовут. Чей-то он там тоже сын, поэтому как-то и с актерами ему подфартило, и композитор Артемьев музыку написал для его сценария. Но факт – интересно! В главной роли – Михаил Ефремов, еще участвуют Сергей Колтаков и Елена Сафонова и никому не известная юная девушка неземной красоты в роли провинциальной студентки, которая свела с ума чиновника средней руки в период кризиса среднего возраста. О чем, собственно, и фильм. А Ефремов – этот чиновник. Уже интересно! И там еще про Гоголя. Почему-то режиссер всю эту историю видит через призму Гоголя и Гоголь все время вмешивается. Например, похороны Гоголя будут в кадре. А еще – обувь. Не знаю, что будет на экране, но такой веер ассоциаций, по-моему, дает большие шансы на победу. Творческую, я имею в виду. И раки, и Гоголь, и ботинки, и студентка, и Ефремов. Будем ждать.

Ну, чтобы быть точной до конца, надо упомянуть еще об одном конкурсанте – Фатих Акин с фильмом "Душевная кухня". Нет у меня к нему никакого отношения пока, "Головой о стену" - ну да, был такой фильм, для меня все же – слишком узко специальный, про судьбу турок в Германии, его родная тема. А, правда, еще был "Эксперимент" с Морисом Бляйбтроем – вполне общечеловеческий и проблемный, и интересный. Теперь вот – "Кухня". А вот так забудешь о нем – а ему-то вдруг потом Лев и достанется!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment