Римайер (rimeyer) wrote in kinoclub,
Римайер
rimeyer
kinoclub

Чтец / The Reader (2008)

Память сердца

…И Петр вышед вон и плакася горько.
Полюбив – не отрекайтесь!
Библия


В 1958 году в городке Нейштадт Западной Германии миловидная женщина отвела домой старшеклассника, едва стоявшего на ногах от тяжелой болезни. Спустя три месяца он пришёл поблагодарить её, потом пришёл снова – ещё и ещё, как зачарованный. Между ними вспыхнула страсть. Женщина обожала, когда ей читают вслух. Он читал ей, они занимались любовью – он хотел сделать её счастливой.
Они недолго были вместе, но не расставались почти целую жизнь. Как такое возможно? «Чтец», выворачивающий душу наизнанку, наглядно вам объяснит.

«Чтец» поставлен по одноимённому роману немецкого писателя и профессора юриспруденции Бернхарда Шлинка, опубликованном в 1995-м. Через пару лет роман стал мировым бестселлером: на настоящий момент он переведен на 37 языков мира.
Постановщик Стивен Долдри ранее отметился медитативной драмой «Часы», где Николь Кидман сыграла с накладным носом. Как и в «Часах», в фильме «Чтец» действие развивается в трех временах – в бедно обставленной квартирке в 1958-м, затем в 1966-м в университете и в зале суда, и наконец, в 1988-м. Три разновременных акта – классическая трагедия.
«Чтец» великолепно и правдиво снят: в нем нет ни толики голливудского обмана. У кондукторши по имени Ханна Шмитс тяжелая походка и убогая квартирка; ванна за занавеской, в которой даже душевого смесителя нет. Но в её обаянии, глазах, фигуре, чертах лица столько красоты, что кружится голова – и правда в том, что именно так и случается.
Кейт Уинcлет за роль Ханны получила абсолютно заслуженного «Оскара». Он её игры внутри что-то переворачивается – а если история находит личный отклик, смотреть фильм начиная со второй трети становится почти невыносимо. Уинслет проходит в фильме путь от тридцатипятилетней женщины до почти семидесятилетней старушки: «Титаник» с его счастливым мигом любви блекнет перед ношей, которую обрушивает на нас «Чтец».
Мальчиком Майкл Берг влюбился в Ханну Шмитс и для него не существовало никаких правил. Между ними было двадцать лет разницы, официантка в кафе приняла Ханну за его маму – ему было всё равно.
Годы шли, его любовь закостенела; потом окаменела.
Описывая пронзительную драму фильма, очень трудно не скатиться в жуткие спойлеры, поэтому я рискую быть непонятным, но мне больно об этом молчать, и я скажу.

Кульминация фильма вся проникнута вопросом о том, чем мы руководствуемся, когда оцениваем и осуждаем тех, кто рядом с нами. Часто это мораль, но закон выше морали. А любовь выше закона – выше вообще всего, и единственное, чем можно уничтожить её – это гордыня или страх.
Повзрослевший Майкл в 1966-м учился на юриста, когда снова встретил её – но не так, как мечтал об этом восемь лет. Он мог спасти её – мог джоном диллинджером направить пистолеты с двух рук на всех, кто возненавидел Ханну, и сбежать, увезти, уберечь её от них.
Он говорил, что умрёт без неё – но когда переступил через порог, какого чёрта его сердце не взорвалось в груди, а лишь болезненно сжалось? Оно продолжало спокойно биться все годы, когда он топил себя в рабочих бумагах, обезболивая сердечную рану звенящим в бокале льдом, который, перефразируя Бродского, всё равно не способен остановить «Титаник» чувства.
Майкл подарил ей надежду и, как Джек Доусон – Розу, спас не просто от смерти, но от чего-то гораздо более страшного. Эти двое нашли спасение друг в друге. Но когда чувства, судьба и обстоятельства снова свели Майкла с Ханной Шмитс, она увидела, что он давно сдался, отрекся от неё – и тогда она тоже сдалась.

«Чтец» - великий фильм, потому что говорит вам о любви всё что нужно. Простой пример, как не надо, – либо приговор о пожизненном, и без обжалования.
Любовь – это вызов: чувство влекущее, но добровольное – когда она оказывается на чаше весов, другая чаша обычно перевешивает. Мы вовсе не обязаны жертвовать всем ради любви, и класть всю свою жизнь на то, чтобы привести чаши в равновесие. Но спасти её можно только поступком, который ты не обязан совершать – как в Библии. Иначе мир рушится, словно мозаика без последнего паззла – и сколько без него ни бейся, больше ничем и никогда в жизни себя не оправдаешь. Будешь идти дальше прочь от сумасбродства, забывая о нём и успокаиваясь – пока однажды что-то не всколыхнёт внутри все воспоминания и тебя не удушит, прорвавшись, поток слёз.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments