desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Categories:

«Джонни Д.» - рецензия на фильм и интервью с режиссером ДИЛЛИНДЖЕР ЖИВ <img src="http://www.ljplus.

ДИЛЛИНДЖЕР ЖИВ

70.85 КБ

Позавчера, 22 июля, исполнилось 75 лет со дня гибели одного из самых знаменитых налетчиков ХХ века — Джона Диллинджера. Агенты ФБР застрелили его у чикагского кинотеатра «Биограф». Вчера на экраны вышел посвященный ему фильм «Джонни Д.» (оригинальное название — Public Enemies, «Враги общества»).

Режиссер новой гангстерской саги Майкл Манн — признанный мастер криминального жанра как такового; одна лишь «Схватка» (1995 г.) с Робертом Де Ниро и Аль Пачино в ролях главных антагонистов обеспечила ему место в истории Голливуда; однако были и «Полиция Майами», «Соучастник», «Али», «Инсайдер», «Охотник» — фильмы разной степени успешности, но снятые на неизменно высоком профессиональным уровне, с первоклассными актерами. Во «Врагах общества» на сей раз также выдающийся состав исполнителей: Диллинджера играет Джонни Депп, его девушку Билли Фречет — Марион Котийяр («Оскар» за «Жизнь в розовом цвете»), а преследующего его агента ФБР Мэлвина Пэрвиса — Кристиан Бэйл.
Авторы фильма сосредотачиваются на последних 13-ти месяцах жизни Диллинджера, когда он совершил свои самые громкие преступления. Собственно, история начинается с дерзкого нападения на тюрьму штата Мичиган, куда Диллинджер проник — в качестве арестованного! — чтобы вызволить своих товарищей. Ограбления, побеги из-за решетки, погони, перестрелки с полицией — все здесь есть, даже с некоторым перебором: за грохотом автоматов теряется необходимая драматичность. При этом заметно, что Манн стремится максимально отбелить героя, сделать его даже более романтичным, чем он, возможно, был. Все зверства в банде Джонни Д. возлагаются на Малыша Нельсона (Стивен Грэхэм), который предстает совершеннейшим психопатом, готовым убивать налево и направо. Убийство у кинотеатра «Биограф» представляется как сговор ФБР и крупных мафиози, которым популярный налетчик мешал еще больше, чем властям, а линия отношений с Билли становится чуть ли не более важной, чем собственно бандитский сюжет. В итоге фильм делает опасный крен в сторону мелодрамы, которая сильной стороной Манна никогда не была.
Режиссер знает, как показать противостояние двух сильных характеров, но, когда дело доходит до лирики, явно пасует. И Депп, и особенно Котийяр хороши в своих ролях, но эпизоды, посвященные их чувствам, увы, не выходят за рамки привычных банальностей, которыми полны работы менее выдающихся постановщиков. В самом Диллинджире-Деппе не хватает необходимой лихой обреченности, без чего от самой привлекательной харизмы начинает веять скукой. Недостает выразительности и Пэрвису-Бэйлу — а ведь это тоже трагический персонаж: приревновав к его славе «убийцы Диллинджера», шеф ФБР Эдвард Гувер попросту уничтожил одного из лучших своих агентов — изгнав с позором из бюро, лишив всяких перспектив и доведя тем самым до самоубийства.
Сильнейший момент фильма — когда в день своей гибели Диллинджер приходит в полицию, прямехонько в отдел по собственной поимке, и, пока стражи порядка слушают спортивную радиотрансляцию, ходит по комнате, рассматривая развешанные по стенам документы. Фотографии мест преступлений и убитых подельников, отчеты экспертов, показания свидетелей... Выразительная, без лишних слов сцена прощания, последний парад разбойничьей гордости, на фоне которого следующий эпизод — собственно гибели героя, сделанный достаточно жестко и эффектно, все же кажется блеклым.
Этот фильм не стал удачей Манна. Быть может, режиссера подвела слишком явная симпатия к одному герою: раньше ему удавалось быть над схваткой, оставляя каждому свою правду. Но даже при очевидных недочетах «Джонни Д.» все равно запомнится как еще одна киноповесть о человеке, чья жизнь будет вдохновлять режиссеров спустя века.

Майкл Манн: «Диллинджер - преступник девятнадцатого века в середине века двадцатого»
Нижеследующее интервью – на основе пресс-конференции Майкла Манна в Москве. Первый вопрос был задан автором рецензии.
- Какие задачи вы перед собой ставили, приступая к съемкам?
- Две цели: одна - создать драму, основанную на характерах, другая – насколько мне по силам, попытаться вовлечь аудиторию в жизненный опыт Диллинджера, а не снимать кино, которое рассматривало бы эпоху 1930-х годов – оказаться в ней, а не наблюдать за ней. Грубо говоря, чтобы вы могли протянуть руку и полностью погрузиться в дождливый вечер вторника в 1933 году. Быть Джоном Диллинджером и прожить эту жизнь… Чем больше я постигал и понимал ее, тем более меня это увлекало. Потому я хотел снять этот фильм.
- Герой очень привлекателен. Ему наверняка будут подражать. Может, это тоже одна из сверхзадач?
- Он действительно был очень популярен, очень харизматичен, очень обаятелен. Мы проводили исследования, читали газеты и пытались узнать, что о нем писали еще при его жизни. Безусловно, он был народным героем, вторым по популярности после президента,таким социальным, как говорится, преступником. Частично это объяснялось тем, что депрессия в США шла уже четвертый год, безработица составляла 25%, – и общество смотрело на банки как на причину своих несчастий. То есть, Диллинджер грабил банки, к которым у людей никаких симпатий не было. И еще вел себя по-джентльменски. Он - преступник ХІХ века в середине ХХ века. И силы, которые его подавили, были эволюционные, можно сказать, дарвинистские. Поэтому я не говорил бы о реальном воплощении этого примера даже в его время. Ведь организованная преступность была тогда возведена в корпоративное устройство и не ограничивалась территориально, как, возможно, в Италии или в Англии – а в ответ сформировались современные централизованные полицейские силы. Поэтому такие, как Диллинджер, вымерли в качестве явления и поэтому уже невозможно такое представить сегодня.
- Вы начали работать над этой историей еще в 1970-х. Что-нибудь осталось от того сценария?
Сценарий, который я писал тогда, был про другого героя, но касался тех же вопросов и тех же времен. Я вообще был очень хорошо знаком с эпохой 1930-х, кроме того, интересовался таким человеком, как Гувер. Очень противоречивый персонаж. Я политически ему не симпатизирую, но, тем не менее, было бы неправильно не признавать, насколько инновационен он был, какого результата ему удалось достичь – я имею в виду ФБР как агентство. Гувер, например, вообще стер такого человека, как агент Пэрвис. Тот привлекал к себе очень большое внимание, персонаж комиксов Дик Трейси был срисован с него – а Гувер завидовал такой популярности. Он его выжил из бюро и тот свел в конце концов счеты с жизнью. Мы попросили посмотреть на его файл, и, когда в ФБР нам его открыли, мы были шокированы: там была всего одна страничка – заявление о примере на работу! Гувер просто стер его полностью – как Сталин пытался стереть Троцкого из памяти людей.
- Расскажите о технических аспектах съемок.
- Мы использовали видео высокого разрешения – HD. Вот раньше спрашивали о моих целях. Когда я начинаю работать, я сам задаю себе вопрос: как история должна себя преподнести, и затем уже второй вопрос: какие отношения сложатся между материалом и аудиторией. Хочу ли я, чтобы зрители наблюдали за фильмом издалека, или же хочу постараться поместить их в самую сердцевину событий. Хочу добиться того, чтобы вы как будто оказались внутри сновидения. Поэтому мы снимали различные сцены, например, ночные, именно на HD, чтобы быть тщательными в этом. Даже простая HD-камера дает ощущение, что я там, внутри происходящего, могу дотронуться к предметам, ступить на улицы Чикаго. А еще, что касается видеоаппаратуры – здесь абсолютно иное цветовое пространство. И можно манипулировать контрастами и характеристиками изображения, генерировать абсолютно различные ощущения, увеличивать мелкие подробности в том, что вы видите. Я нахожу для себя это гораздо более творческим.
- Вытеснит ли HD традиционные камеры?
- Я думаю, что люди будут продолжать снимать обычной камерой, и я тоже. И все же с большим нетерпением ожидаю того, чтобы кинематограф стал цифровым. А то, знаете ли, условия в одном кинотеатре одни, в другом другие. А мы настраиваемся на четкое качество с точки зрения того, как мы хотим создать фильм и как он должен на вас влиять. А приходишь в кинотеатр – и просто ужас! У меня просчитана цветонасыщенность, она содержит в себе различные эмоциональные воздействия – и в результате весь эффект нивелируется процессом выпуска. Когда кино станет цифровым, то все получат максимальный эффект.
- Что вам кажется наиболее интересным в образе Диллинджера?
- Я был заинтересован в 3-летнем мальчике, у которого умерла мать, который считал, что лучшее для него в жизни – заснуть и забыть обо всем. То есть, он не появился на свет в результате особых отклонений от нормы, его произвела сама история. Отец пытался его подавить, бил, чтобы наказать, но его это еще больше вдохновляло, и, когда он хулиганил, то пытался привлечь к себе внимание. Так Диллинжер украл свои первые 50 долларов и за это получил 10 лет в тюрьме. В итоге он, что называется, вышел за все рамки. Он искал любви и не обладал никаким ощущением будущего, не верил в будущее, и это таинство меня увлекало в нем. Это вообще было время, когда Хемингуэй писал повести наподобие «Матадора», и каждая история заканчивалась одинаково - смертью героя, двигаться к такому исходу было нормальным. Мы верим, что наши решения предвосхищают последствия, а именно это у него и не происходило. Такие люди, что бы они не делали, абсолютно не мыслили результатом. Есть страница с твоим именем, написанным на ней, ты можешь делать все что угодно, но судьба одна, и от нее не уйдешь.
- Почему вы выбрали французскую актрису на главную женскую роль?
- Это превосходство ее артистизма. Она прекрасная актриса, с огромной дисциплиной в подходе к тренировкам, репетициям. Она пришла ко мне в офис – и никакой косметики, не бегают помощники рядом, но при этом я тут же ощутил, что нахожусь в компании чрезвычайно талантливо человека.
- А насколько реальна история отношений Билли Фречет и Диллинджера?
- Это все по-настоящему. Она происходила из индейского племени в центральном Висконсине, то есть считалась гражданином второго класса, находилась в ситуации несвободы, была жертвой расистского отношения, поэтому очень скептически относилась к властям и воспринимала себя как аутсайдер подобно Диллинджеру. У нее не было отца, не было представления как должен себя вести мужчина по отношению к женщине. Диллинджер тоже отчаянно желал любви, он сам не знал, как обращаться с женщинами. Он ходил в кино, чтобы посмотреть, как надо ухаживать за дамами. Из тех вещей, которые говорят о нем – я об этом не упоминал в фильме – он действительно был готов давать и делиться, ему также очень хотелось, чтобы его любили, нравиться. Поэтому они составили такой симбиоз, между ними возникло глубокое чувство. Его импульс был в том, чтобы защищать ее. Как мне кажется, он никогда не думал о том, что ему достанется такая красавица. И когда ее у него забрали – говорили, что он заплакал как ребенок, у меня есть такая сцена. Безусловно, это была любовь всей его жизни.
- А что потом произошло с девушкой?
- Она провела два года тюрьме и поехала в турне, читала лекции вместе с отцом Диллинджера и написала пять статей в газетах об их отношениях – таким образом они пытались себя прокормить после его гибели. Потом она вернулась в Висконсин и прожила там до 60 лет. И еще хочу добавить: мы послали Мери-Энн пожить в индейское племя в Висконсин, и она провела достаточно большое время там, среди этих людей, там, на этой земле. Они продолжают жить под постоянной угрозой, потому что компании, занимающееся лесозаготовками, постоянно пытаются их притеснять.
- Как бы вы охарактеризовали послание фильма?
- Он не несет послания с точки зрения дидактики. Я более заинтересован в том, чтобы глубже вас увести в этот опыт, в эти переживания, в другое время, найти ощущение фантастики – именно это есть мое основное устремление. Мне не нравятся педантичные фильмы, сориентированные на некое послание, которое предопределяет восприятие. Я пытаюсь соединить зрителя с кино, заключить человеческие ощущения в обертку фильма, который может их усилить, а не создать такое биполярное ощущение – вот эти хорошие, вот эти плохие, и ты уже заранее знаешь, за кого ты должен переживать. Есть гораздо более увлекательные вещи.
- Насколько достоверен эпизод, где Диллинджер заходит в отдел по своей поимке?
- Это правда. Это, скорее всего, произошло не в день его смерти, а на три дня раньше. Он пришел в полицейский участок и прошел через комнату, где сидели детективы, и они как раз слушали радиотрансляцию спортивных соревнований. Вообще все снималось в реальных местах его пребывания. Например, в туристическом центре «Маленькая Боегмия». Депп лежал на той самой кровати, на которой лежал Диллинджер, касался той же ручки двери, которой касалась его рука – все эти места биографически выверены, до квадратного фута на мостовой в Чикаго, куда упала его голова и где стекла его кровь. Депп оказался в тех же ситуациях и пытался представить себе, что Диллинджер думал, ощущал, какие мысли проносились в его голове. В этих всех сценах действительно очень много правды и реальности. Плюс к тому, чтобы дать возможность актерам постигнуть те ощущения, мы разыгрывали ограбления банков, и Депп и все актеры должны были изучать это грабительское дело. Служащие банков, конечно, знали, что мы приедем, но не знали, что будет происходить. А хореография того, как должно проходить ограбление, очень конкретна – каждому отводится свое дело. Один стоит на стреме, другой просматривает холл, третий берет деньги из ящиков, четвертый контролирует, следит за всеми. Хитрость таится в таком серьезном избирательном подходе, в максимальной реальности, чтобы был мотив, никакой искусственности в том, что вы пытаетесь создавать. То есть фильм правдив.
- Вы увлекли нас героем того времени. Почему общество любит таких людей? Возможно ли появление Диллинджера сегодня?
- Как я уже сказал, здесь сыграло роль то, что он нападал на банки, которые во время Депрессии привели к таким последствиям для многих людей. В 1930 году обанкротилось около 140 банков. Люди всю жизнь откладывали средства, планировали уйти на пенсию, воспитывали детей. У вас были деньги на счете в банке, а получается, что вы опускаете руку в карман – а там ничего нет. И это произошло с большим количеством людей. Кроме того, власти, которые ловили Диллинджера – были теми же, кто не мог решить проблемы населения. Поэтому люди были настроены отрицательно как к властям, так и к банкам, и он использовал это таким харизматичным, я бы сказал, способом. Например, в ситуации, когда он крадет машину шерифа. Он давно мечтал угнать Форд V8, и получилось, что он украл его у шерифа, сбежав из тюрьмы, а потом написал письмо самому Генри Форду: «Дорогой Генри, вы произвели самую лучшую машину, чтобы на ней можно было совершить побег». Он проявлял такой легкий юмористичный подход. И, сложись вновь такие условия, как тогда, - такой герой может возникнуть.

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments