m_holodkowski (m_holodkowski) wrote in kinoclub,
m_holodkowski
m_holodkowski
kinoclub

Category:

Фильмы с купюрами и без ИЛИ Воспоминания о советской киноцензуре (#4)



ПРЕДЫДУЩУЮ ЧАСТЬ - СМ. ТУТ

3. Политика

Политическая тема для цензуры СССР была самой табуированной. Если голая титька или отрубленная рука еще могли ненароком проскочить на наши киноэкраны, то за политику цензоры отвечали собственной задницей. Любой цензор знал, что если "наверху" этого не одобрят, виноватым окажется он - мол, как мог такое допустить?!
Ну, разумеется, чисто антисоветские фильмы - типа “Ниночки” с Гретой Гарбо или голливудской экранизации “Доктора Живаго” - на наши экраны не могли попасть по определению. Но среди фильмов, пропущенных через сито строгого отбора, могли оказаться такие, что затрагивали политические темы, и разумеется, не так, как было рекомендовано последними постановлениями ЦК КПСС. Например, такая “вредная” тема, как религия и церковь. На экранах это разрешалось показывать только в негативном смысле. В остальных случаях – все запрещалось. Один из ранних примеров – кинооперетта “Молодой месяц” (New Moon, 1940, сов. наз. “Таинственный беглец”). Оттуда выбросили все эпизоды с католическим священником (их было около десятка, поэтому набралось на 15 минут, включая одну песню).
Ну и, конечно, любые политические высказывания героев старательно нивелировались. Это было сделать проще – не обязательно вырезать, достаточно переозвучить. Поэтому диалоги персонажей зарубежных фильмов отличались от оригинала не только формой (дубляжом на русский), но и содержанием.Я уже писал, как переименовали персонажей «Великолепного». Замечательные подобные примеры подобрал известный киновед-энциклопедист Сергей Кудрявцев AKA kinanet:
“В финале фильма “Сиятельные трупы” Франческо Рози была изъята фраза героя-коммуниста: “Правда не всегда революционна”. В прокатной версии фильма Сакко и Ванцетти Джулиано Монтальдо герой перед казнью произносил “Да здравствует жизнь!” — вместо “Да здравствует анархия!”. В чехословацкой ленте “Ветер в кармане” Януша Соукупа молодой герой вместо радостного возгласа “Тетя прислала приглашение в Париж!” так же радостно кричал: “Пришла повестка в армию!”. В фильме “Следствие по делу гражданина вне всяких подозрений” Элио Петри арестованные демонстранты скандировали в лица тюремщикам: “Де-мо-кра-тии!” — вместо подлинного “Ста-ли-нис-ты!”.
И еще очень боялись русской тематики. Ведь если она поднималась в зарубежных экранизациях русской литературы, то понятно, что с позиций совсем не тех, которые навязывались Наробразом. Поэтому многочисленные западные фильмы по нашей классике в основном миновали советские экраны. (Исключение составила голливудская версия “Войны и мира”, а вот, например, из чаще всего экранизируемых за рубежом толстовских романов – “Анна Каренина” - в отечественный прокат не попало ни одной версии). Еще один аспект русской темы – эмиграция – тоже был под понятным запретом. И любое изображение дореволюционной России в иностранном кино – автоматически становилось антисоветским!

Поэтому под горячую руку попадали даже совершенно безобидные фильмы. Так, например, блестящая комедия “Большие гонки” (Great Race, 1965) попала к нам только спустя 11 лет, и короче на 17 минут. Оттуда был выброшен большой эпизод. Любой зритель, отошедший от хохота, мог бы задуматься – каким же это образом гонщики с восточного азиатского побережья мгновенно перемещались в центральную Европу? Явно “чего-то” не хватало! ;)
А вот чего:

Фрисби: (читает сообщение) "Машина Фейта по-прежнему впереди, она приближается к Средне-Колымску."
Гудбоди: "Сейчас они, наверное, добрались до реки Лена."

Машина "Ганнибал-8" на улице русского городка. Надпись на транспаранте по-английски: "ZDRASVOITE. ТОБОЛЬСКОЕ АВТОМОБИЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО ПРИВЕТСТВУЕТ ВАС". Гробовое молчание. Фейт (Джек Леммон), Макс (Питер Фальк) и Мэгги (Натали Вуд) подозрительно озираются.
Макс: "Профессор, что происходит?"
Фейт: "Заткнись!"
Макс: "Может, им бусы раздать, будут приветливей?"
Фейт: "Они просто не знают, кто я такой."

Фейт: "Я - профессор Фейт!" (Надпись на стене по-русски "КНИЖНАЯ ЛАВКА"). Гробовое молчание.
Макс: "Так как насчет бус?"
Фейт: "Как сказать на их языке "друзья"? Достань словарь!"
Макс: (читая) "Нет, я не могу это выговорить!"
Фейт: "Ну это же очень просто! " DRU... DRUZ..."
Мэгги: "DRUZJA! Я свободно говорю, читаю и пишу по-францзски, по-русски и по-арабски."

Мэгги: (по-русски) "KAK POZHIVAETE, DRUZJA?!" Всеобщий восторг. (ПРИМЕЧАНИЕ: Настоящее имя актрисы Натали Вуд - Наталья Гурдина).

Подъезжают Лесли (Тони Кретис) и Иезекайя (Кинэн Уинн). Встречающие машут российскими флагами с двуглавым орлом. Одна из женщин целует Лесли. Мэгги видит это, и в порыве ревности демонстративно целует Фейта.
Иезекайя: "Не похоже, чтоб ее похитили!"



Любому человеку с чувством юмора было ясно, что ни малейших антирусских мотивов в фильме Блейка Эдвардса не содержалось. Напротив, пародируя все жанры подряд (вестерн, роуд-муви, фильм плаща и шпаги), картина заодно высмеивала и голливудские псевдорусские "развестистые клюквы"! Но наши цензоры-перестраховщики все равно решили от греха подальше изъять эту сцену из фильма! (Боюсь, что большинство советских зрителей даже не заметили этой логической неувязки).

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments