cinemare (cinemare) wrote in kinoclub,
cinemare
cinemare
kinoclub

ММКФ-2009 - день первый: победа человеческого над державным

Завершился первый полновесный день работы ММКФ. В пятницу вечером фестиваль открылся "Царем" Павла Лунгина. Я посмотрела его на пресс-показе еще в четверг. Но как-то писать о нем не хотелось. А почему? А потому что были какие-то ожидания, которые не оправдались. А разочарования хочется гнать прочь. Безусловно, актерские работы в фильме замечательные. Митрополит Филипп в исполнении Олега Янковского - фигура выпуклая, и даже противоречивая, несмотря на общий шлейф святости героя. Филипп не по-церковному азартен, когда рассказывает прирученному царем немцу об инженерных открытиях Леонардо. Лунгин в своем интервью назвал Филиппа "человеком Возрождения" . Такой он и есть у Янковского - умный, просвещенный, добрый и мятущийся. Смерть Филиппа в кадре после потрясшей всех смерти Янковского невольно прочитывается как мрачное предзнаменование кончины артиста, или еще пуще - как божественное знамение, учитывая религиозный пафос фильма и характер деятельности героя. Петр Мамонов, играющий царя Ивана Васильевича, изгоняющего потоками насилия собственные страхи, доводящие до безумия, как всегда убедителен. Остальные актерские работы также не вызывают вопросов. Сценарий крепко сбит - без сучка, без задоринки. Я бы даже сказала стерилен. Небольшие неровности, возможно, его бы только украсили. Ну и ждешь от Лунгина все же чего-то большего, чем крепкий сценарий и умение работать с актерами. Ждешь кина. А кина здесь не вышло. Решено все в лоб. Неоправданные крупные планы, неоправданно много их и насилия. У меня возникли опасения тире оправдания, не намеренно ли режиссер так упростил киноязык, не хотел ли он потрафить вкусам и тем самым привлечь массовую аудиторию. Большое искушение, учитывая "русско-державно-православную" тему фильма. Но не справившись с ним, режиссер мгновенно вывел фильм из круга авторского кино в круг непонятно чего. Невнятно, но очень пафосно.


Слабости Лунгинского "Царя" с еще большей очевидностью открылись мне после сегодняшнего пресс-показа фильма Александра Прошкина "Чудо", который участвует в основной конкурсной программе.
"Чудо" - это настоящее большое кино, что само по себе чудо. Это подлинный большой стиль. Это сценарий Юрия Арабова, основанный на реальных событиях, случившихся в переломную эпоху - в 1956 году - год XX съезда КПСС, развенчания культа личности и репрессий сталинского режима. История девушки, которая, искренняя в своем невежестве, схватила икону Николая Угодника и закружилась с ней в танце. И превратилась она в соляной столб, и осталась стоять так в обнимку с иконой. В жизни звали ее Зоей, а чудо - "стояние Зои", а случилось чудо в Самаре. В фильме - Таней Скрыпниковой, а городок - Гречанском. И вот кино это про то, как "простое" религиозное чудо обнажает все лицемерие и тщету советской идеологической машины, которая (машина), даже будучи обнаженной и разоблаченной, все еще достаточно сильна, чтобы сожрать и чудо, и Таню вместе с ним, и отомстить ей тем самым за то досадное беспокойство, которая причинила она своей простотой. В фильме безупречны все актерские работы, но ярче всех - Сергея Маковецкого, Константина Хабенского, Марии Буровой. Совершенно неподражаем Никита Сергеевич Хрущев в исполнении Александра Потапова. Да, да, здесь есть и Хрущев. И именно он "разруливает" историю с чудом своей советской атеистической волей. Я бы не сказала, что в "Чуде" есть какие-то очевидные открытия в киноязыке. По крайней мере, они не бросаются в глаза. Нет ничего нарочитого. Но этого и не требуется. Здесь вполне привычными средствами рассказаны истории, истории и истории, которые в итоге суммируются в одну большую Историю нашей большой страны. "Чудо" стоит смотреть.


Кроме того, посмотрела еще два фильма конкурсной программы "Перспективы" - фильм "Безмолвие" (Sukunat) Ялкына Туйчиева и "Я тебя съем"  Софи Лалуа.

"Безмолвие" - не совсем точный перевод узбекского слова Sukunat. Точнее перевести "беззвучие" или просто - тишина. Это существенно для фильма, поскольку одна из основных его тем - глухота - физическая и душевная. Главная героиня фильма - актриса Лобар поглощена работой до степени смешения с собственной жизнью. Занятая целыми днями в кино, театре, съемках теле- и фото рекламы, озвучании и т.д., она все больше удаляется от своей семьи - мужа и сына, а в редкие минуты общения с ними вынуждена надевать заранее приготовленные маски. Редкое утешение Лобар находит лишь в объятиях матери. Готовясь к роли женщины, теряющей слух, она сама временами пропускает звонки мобильного или реплики шофера такси. При этом картина снята таким образом, что мы, зрители, также не различаем границы между жизнью и игрой главной героини. Мы как бы оказываемся с ней в одной ловушке. Только сильнейшее потрясение - смерть матери - обнажает всю фальшь жизни Лобар, сообщая ей о цене ее успеха. И даже здесь она "играет" горе, оплакивая мать на сцене, установленной на берегу водоема. И лишь когда задник сцены падает, сорванный ветром, и взору открывается бесконечная, до линии горизонта, водная гладь, мы (надеюсь, вместе с Лобар) испытываем катарсис - очищение от всего наносного и суетного перед лицом смерти.

"Я тебя съем" Софи Лалуа - история девичьей страсти под прекрасный аккомпанемент Шумана, Баха и Равеля. Только любовь - девушки к девушке - пока не для всех приемлема как объект исследования. Даже в журналисткой среде я сегодня наблюдала чуть брезгливое, чуть снисходительное отношение к подобным "отклонениям". А кино хорошее. И психология - привязанности, любви и страсти - для всех одинакова: для мужчин и женщин. Поэтому прищурьтесь, представьте, что одна из них мальчик, и посмотрите.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments