Римайер (rimeyer) wrote in kinoclub,
Римайер
rimeyer
kinoclub

Горячие новости / Newsmakers

Жертвы телевидения

При попытке захвата бандитской группировки в центре Москвы происходит ураганная перестрелка, и бандитам удается скрыться. Телевидение и пресса начинают шуметь как растревоженный улей. По всем каналам показывают плачущего мента, которого пожалели и не застрелили бандиты, правоохранительные органы опущены ниже плинтуса. Начальник московской милиции проводит экстренное совещание, на котором напористая пиарщица органов внутренних дел предлагает смелый план – превратить поимку скрывшейся банды в реалити-шоу, чтобы показать доблесть и сноровку милиционеров и заручиться симпатией и поддержкой общественности. Когда бандитов обнаруживают в Чертаново, вместе с оперативниками туда выдвигаются телевизионщики.

Начинается кино с места в карьер - в первой же сцене дают длинную уличную перестрелку, снятую почти как в легендарной «Схватке» Майкла Манна. Сначала возникает нелепая ситуация с некстати задержавшими бандитов гаишниками – а потом улица вдруг взрывается действием: в ход идут автоматы, пулемёты и даже базука, стекла машин разлетаются мелкой крошкой, крики заглушает стрельба. Мощный бугай с сумкой на плече, стреляющий из автомата по ментам, – вылитый Майкл Черитто (Том Сайзмор). Два главных героя фильма, протагонист и антагонист (Мерзликин и Цыганов) – соответственно, тут вроде Винсента Ханны и Нила МакКоли. До уровня «Схватки» вступительный экшен в «Горячих новостях», конечно, не дотягивает, но снято исключительно бодро, с отличным драйвом.
В середине фильм превращается практически в комедию – написавший сценарий Сэм Клебанов плотно, как автоматный рожок патронами, начинил каждую сцену отменными шутками и комичными перфомансами. Разговоры в «Горячих новостях» растащат на цитаты: Клебанов своими шутками попадает в российскую действительность, как в копеечку, и благодаря им фильм полностью отыгрывает свой необычный жанр – «сатирический боевик».
Финал «Горячих новостей» снова задает жару, но уже не так бодро, как в начале. Нарушается великий принцип экшен-кино: «драйв должен нарастать!». Впрочем, этим в своё время грешили даже великие (к примеру, Майкл Бэй в «Острове»), а «Горячие новости» к тому же – всё-таки скорее сатира, нежели чистокровный экшен.

В фильме первоклассный актёрский состав – на вторых ролях блистают Сергей Гармаш и сам Клебанов и еще немало отличных артистов, но превращает «Горячие новости» в настоящее кино троица Андрей Мерзликин – Евгений Цыганов – Мария Машкова.
Мерзликин играет майора Смирнова – работающего самостоятельно, не любящего подчиняться и вечно хмурого из-за болей в желудке копа с жаждой справедливости. Его Смирнов – стопроцентное попадание в образ современного героя боевика: он умён и храбр, но с проблемами – подводят здоровье и начальство.
Евгений Цыганов в образе Германа, молодого лидера банды налетчиков, дает такого обаятельного социопата, про которого почти до самого конца не вполне понятно, что им движет (а в конце причина подменяется на другую).
Машкова, восхитительно сыгравшая в «Закрытых пространствах», в «Горячих новостях» - PR-ас (ас пиара) в юбке: ходячая сексапильность с амбициями, которая не ведает, что творит, но обладает при этом напором дизельной электрички.

Главная проблема «Горячих новостей» - отсутствие у главных противников серьёзной мотивации, хоть какой-нибудь элементарной подоплёки их ролевых действий. На экране разворачивается противостояние героя и антигероя, но оно словно само попадает в сюжет фильма про отвратительную сторону телевидения – становясь плоским, шаблонным, почти карикатурным. Складывается ощущение, что кино слишком хотело понравиться зрителям динамизмом и юмором, и его побоялись «осложнять» какими-то серьезными разговорами, идеями. Как говорил один из героев михалковского шедевра "12", мы только и делаем, что постоянно ржём, потому что нам страшно всерьёз задумываться.
Удивительное дело, но эта слабость «Горячих новостей» в конечном счете работает на усиление их основного посыла: фильм, как рейтинговое телевизионное шоу, кокетничает со зрителем юморком, зрелищными перестрелками, взрывами и ходульными героями, и страшно боится, будто размалеванная поп-дива, предстать перед ними в неприглядном виде. Пиар-героиня Машковой в фильме как бы воплощает собой телевидение: идею про то, что правд – много, оно восприняло слишком буквально и множит упрощенные клоны этих правд как функцию от зрительского интереса. Массовый вкус – по сути средний, а средний на практике оказывается ниже среднего: так любое популярное телешоу оказывается на службе у идиотов.
Метастазы телевизионной болезни проникли уже и в тело кино: «Хранители» едва окупают свой бюджет, а «Росомахи» с «Форсажами» делают огромную кассу. Казалось бы: язву видно, ужасную болезнь можно удалить из кино хирургическим путем (или хотя бы приуменьшить). Но, перефразируя строки известного стихотворения, росомахи всё скачут и скачут, а зрители на них глядят и глядят…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments