cinemare (cinemare) wrote in kinoclub,
cinemare
cinemare
kinoclub

Зачатие любви ("Темно-синий, почти черный", Даниель Санчес Аревало, 2006)


Это кино о простых людях и сложных чувствах. О людях, ждущих своей любви, умеющих ее распознать и обретающих в ней смысл своей жизни. Их трепещущие души подобны натянутым струнам, только и ждущим своего камертона, чтобы зазвучать единственно верным для каждого образом. Музыка, звучащая в фильме, очень точно передает это состояние ожидания и поиска, объединяющее героев фильма в некое братство. Она как бы слегка нестабильна: временами мелодична, а временами буквально сходит с рельсов, тревожа и будоража.

Это очень испанский фильм - по краскам, по духу, по воздуху. Они проводят большую часть времени на террасе, как бы паря над городом с его земными заботами. Они не устраняются от этих забот, но возносятся над ними. Так же - с высоты холма - мы видим тюрьму, с которой оказывается связана жизнь героев. Они не хотят быть рыбками в аквариуме-тюрьме, но выпрыгнуть духу не хватает. Пока. Все образуется само собой, надо только уметь ждать.
81.24 КБ
Хорхе работает швейцаром и ухаживает за больным отцом. Они живут в квартире с террасой (примета южных городов), с которой виден весь город. Его друг Израэль, подглядывая за своим отцом, пытается разгадать тайну собственной сексуальности. Брат Антонио, отбывающий наказание в тюрьме, влюбляется в красотку из женской колонии - Паулу. Подруга Наталья возвращается из Германии после долгой разлуки, и рассчитывает на возобновление былых отношений. Но на лице Хорхе написаны ожидание и отстраненность, отстраненное ожидание, пока слепое, но готовящее его и нас к открытию.

СТЕНА как метафора отчуждения. Она оказывается между отцом и Хорхе в самых первых кадрах фильма. И отец не выдерживает бегства сына, падает, сраженный ударом, и остается на всю жизнь в инвалидной коляске, привязав таким образом сына к себе на годы. Иногда кажется, что болезнь его притворная, что это просто вынужденная хитрость, чтобы не отпускать от себя сына, но он слишком сросся с ней, чтобы освободиться.
26.53 КБ
СТЕНА между Антонио и Паулой, когда он приходит к ней на свидание в тюрьму. Эта стена - стеклянная, прозрачная, невидимая, но она есть и она мешает им. И даже ладони, приложенные друг к другу, не могут согреть и расплавить эту невидимую преграду.

Между Наталье и Хорхе тоже есть СТЕНА, но она условная, кинематографическая - это столб, разделяющий кадр и территорию террасы, где они беседуют, на две: территорию Натальи и территорию Хорхе. Так они и живут - в разных мирах, и любые попытки сближения оказываются тщетны.
72.46 КБ
СТЕНА между Хорхе и темно-синим, почти черным пиджаком - символом новой жизни, висящем в витрине дорогого магазина. Эта стена - единственная - сокрушена варварским наездом автомобиля на витрину. Она взята штурмом как Бастилия. Но пиджак, оказавшись на плечах Хорхе, так и остается всего лишь символом - он приводит его лишь к символической смене работы: швейцара на швейцара. Казалось бы - шило на мыло... Но Хорхе знает, что главная перемена уже произошла внутри него. Он обрел новый смысл жизни - он нужен Пауле и он любит ее.
65.69 КБ
Их история любви начинается там, где все прочие достигают своего апогея и что обычно остается за финальными титрами. Она начинается с зачатия - единственная возможность для Паулы избежать побоев завистливых сокамерниц, регулярно и жестоко избивающих ее. Хорхе не сразу соглашается на это, но сдается под давлением брата и из жалости к нему: Паула для Антонио такая же мечта о новой жизни, как темно-синий, почти черный пиджак для Хорхе. Но Антонио бесплоден, поэтому просит о помощи Хорхе. Антонио страдает, но готов поступиться гордостью из любви к Пауле.

Несколько свиданий, отведенных для зачатия - это путь от механистичного секса к глубокому чувству, исподволь возникающему у них друг к другу. И когда ребенок уже зачат, Паула не может отказаться от встреч с Хорхе - "Мне нравится, что ты даришь мне свою нежность". Так любовь стала главным плодом их старательных усилий по зачатию младенца - пропуска в жизнь без насилия. А самая страшная - тюремная - стена помогла им в этом. В этом и ирония, и пафос фильма "Темно-синий, почти черный" - тонкого, умного и художественного.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments