[dmitry kiselёv] (avant_enfant) wrote in kinoclub,
[dmitry kiselёv]
avant_enfant
kinoclub

Беспокойная Анна [Caotica Ana]; реж.: Хулио Медем; 2007год

  
 Сокол на огромном полотне экрана убивает опрометчиво испражнившуюся на его хищную мордашку голубку, и трубкой я вытягиваю губки, глотая спрессованный кусок гигантского краба, служащего сюрреалистической альтернативой поп-корну. Голубку на экране сменяет истекающая сладострастным потом девушка, нутро которой в сверкающем полумраке танцплощадки пронзает огромный, благо что воображаемый, фаллос. Жадно облизываясь, я принимаюсь за духовную пищу, в качестве которой в меню представлена "Беспокойная Анна". 

Анна - художественная и весьма беспокойная натура . Живет на Ибице в пещере, где ее в эстетико-этическом гетто воспитывает добромудрый "монстр"-отец. С течением времени Анна приближается к моменту, когда для дальнейшего развития и личностного роста ей совершенно необходимо выпорхнуть из родительского гнезда. И для этого ей предоставляется отменный повод: картины Анны замечает французский скаут-меценат и предлагает ей переехать в Мадрид. Анна дает согласие и отправляется в столицу, где незамедлительно погружается в бурлящее чрево богемного разгула.
  Во время жизни в пещере Анна рисовала исключительно мелками, упорно избегая масляных красок, которые могли бы придать ее работам большую глубину. И правильно делала, ведь глубина - первейший признак бездны, и если на Ибице она еще беспечно свешивала над ней ножки, то в Мадриде, впервые влюбившись и познав мужчину, приоткрывшего ей вуаль потаенных глубин человеческой натуры, Анна в нее сорвалась и вынуждена по ходу падения отращивать крылья, дабы не разбиться о каменное дно.
 С крылышками ей взялся помогать юный психоаналитик, заместивший собой сбежавшего возлюбленного Анны, помогая девушке сначала бессознательно, а после и сознательно продолжить самоуглубление посредством гипноза, объемнее и глубже погружая ее в бездну прошлых жизней. Во время погружения Анне открывается - салют, Джимми! - множество дверей, сквозь которые она может заглянуть или даже войти в просторные покои прошлых жизней. Но. Загвоздка в том, что на входе каждой двери ее встречает смерть [в случае с Анной - это жестокая насильственная смерть от рук мужчин]. Смерть и является дверью, разделяющей комнаты жизней. И в этом состоит ее механическая суть - суть посредника между жизнями. Смерть - не конечный этап, но всего лишь переходный пункт, она не убивает, но переводит в новую жизнь. Анна понимает, что она никогда не умирала, но всегда перерождалась. И с каждым новым перерождением в потаенных тайниках ее бессмертной души откладывался опыт прошлых жизней, который в потенциале способен сделать ее значительно мудрее. И для реализации этого потенциала нужно всего только пропустить через себя этот опыт и уяснить, что нас [точнее - их, в фильме речь идет только о женщинах] делает сильнее даже то, что убивает.
 Собственно, это - реализации потнциала посредством впитывания эмпирикии прошлых жизней -и происходит на завершающейся стадии гипноза. Анна просекает метафизическую фишку симулякричности феномена смерти и находит, что никакой смерти, в сущности, и нет. А раз ее нет, то нет и страха смерти, без которого с улыбкой на устах можно переносить тяжелые удары как судьбы, так и американского политического животного, которому наша голубка Анна, разыграв вертикальную партию 6/9, испражняется на хищную мордашку. Разгневанный сокол в отместку до полусмерти избивает Анну, которая каждый удар воспринимает с иронией и сознанием собственного превосходства и бессмертия, а после озаряет мир лучезарной улыбкой. Эта улыбка - завет Медема, который, не претендуя на полную завершенность человеческих историй, проводит героев сквозь лабиринты психологических барьеров, за пределами которых лежит обширное пространство для насыщенного смыслом бытия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments