desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Вольные измышления о природе актерства

ЗА СТЕНОЙ СНОВ,
или
ЕЩЕ ОДИН ПАРАДОКС ОБ АКТЕРЕ
52.64 КБ
Недавно в одном неправдоподобно популярном сериале показали эпизод, оказавшийся галлюцинацией главного героя. Там был целостный сюжет, много реалистических подробностей, эмоций, конфликтов, разговоров с коллегами. Причем окружающие действовали так, словно внезапно поумнели: опережали решения героя, абсолютно всё знали заранее, и он, в конце концов, начал догадываться, что находится внутри собственного бреда.
Отсюда вопрос немного сомнительного, признаю, толка. Если знакомые героя были галлюцинацией, но так или иначе действовали – значит, у них, то есть у этих химер, есть своё собственное сознание. И то правда: как смотрит на мир галлюцинация? Что эта галлюцинация чувствует? Есть ли у неё своё сознание?
Абсурд, скажете вы: ведь галлюцинация (еще говорят – привидение) – плод воображения, который не может быть отделен от носителя, побочный продукт сложной мозговой химии, не более.
Это с научной точки зрения. А если расширить контекст, подойти художественно, то кто кому снится: бабочка дремлющему под деревом мудрецу или мудрец бабочке? Но и это слишком умозрительно. Литература ответ не дает, наиболее убедительное описание галлюцинации не создает ее как таковую. Если же говорить о различных мистических интерпретациях, от Старого Завета и христианства вплоть до экспериментов с ЛСД и прозрений Кастанеды, то это, по большому счету, – та же литература. Иначе говоря, традиционно религиозный подход устанавливает между видением (приписывая его авторство нечеловеческим силам) и наблюдателем (максимально умаляя его роль) непреодолимую дистанцию; наука же, наоборот, эту дистанцию уничтожает, помещая фантазм внутрь сознания. То есть вышеупомянутая постановка вопроса, предусматривающая наличие именно межсубъектного, человеческого расстояния, одинаково неприемлема для обеих сторон вечного конфликта между рациональностью и метафизикой. Парадокс о бабочке – красив, по-восточному изыскан, однако замкнут сам на себе. Прекрасный пассаж из «Алисы в Зазеркалье» Кэролла о черном короле, которому снятся остальные персонажи вместе с Алисой, – также литература, пусть и гениальная. В любом случае, место, где галлюцинация всё же имеет собственное сознание и самостоятельность, находится не так далеко.
Помню сценку из детства. Мы с братом, когда были маленькие, спать ложились неохотно. Наверное, именно поэтому однажды вечером, когда мы уже улеглись, отец разыграл для нас целый этюд. Он, прирожденный актер, стоя в освещенной двери, показал нам сначала – нет, не бабая, а такого странного «серенького папу», пытающегося быть похожим на настоящего папу, а потом убедительно эту пакостную тень прогнал. Я очень хорошо запомнил тот эпизод, потому что видел двух разных людей: сначала того призрачного незнакомца, а потом моего отца, совершенно на него не похожего. И того, первого, я мог бы точно описать: невысокий, смешной и в то же время неприятный, будто вечерние сумерки сгустились и родили полную противоположность нашего отца. Но, как уже было сказано, силы света взяли верх.
Актер – профессия столь же уникальная, сколь и трагическая, по одной причине: он и есть идеальный носитель любой галлюцинации. Он принимает химеру в себя или на себя и наделяет ее сознанием, свободой выбора, превращает абсолютно нематериальное порождение чужого интеллекта в Другого, в того, кто нас пугает или радует, кто заставляет вести с ним диалог и отвечает на такие вопросы, которые мы не осмеливаемся задать даже самим себе. Именно поэтому и театр, и кино так завораживают нас, смотрящих на сцену, на экран, – живым присутствием наших или чужих самых тайных видений, поразительным и прекрасным выходом актеров за стену снов.

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments