dr_twice (dr_twice) wrote in kinoclub,
dr_twice
dr_twice
kinoclub

Шепоты и крики / Viskningar och rop (1972)


год: 1972
страна: Швеция
слоган: «A haunting and shattering film experience.»
режиссер: Ингмар Бергман
сценарий: Ингмар Бергман
оператор: Свен Нюквист
жанр: мелодрама, драма
IMDb: 8.0/10.0

Сюжет фильма "Шепоты и крики" Ингмара Бергмана очень скучный. Впрочем, от фильма, где центральное действие разворачивается вокруг постели умирающей ожидать другого трудно. Да и не нужно: если режиссер картины Бергман, зритель все равно уже не сможет оторваться от экрана, чтобы на нем не происходило.

Бергман не дает скучать. Происходит это благодаря тому, что в каждом кадре режиссер как бы находится со зрителем в некой ментальной связи. Он с легкостью включает зрителя в свой язык символов и заставляет говорить на нем. И каждый сам начинает искать в картине свои "шепоты" и "крики". Правда, в фильме столкновение понятий происходит и за пределами противопоставления "шепот-крик".

В игру черное и белое (в бергмановском случае красное и белое) вовлечены все сферы человеческой жизни: любовь и ненависть, вера и предательство, жизнь и смерть, прошлое и будущее - контраст, пожалуй, вот полноправный герой всего произведения. Остальные на его фоне кажутся лишь блеклыми ничего не значащими тенями, появившимися на какое-то время лишь для того, чтобы подтвердить его правоту и всеохватность.

Антитеза без преувеличения становится главной героиней. Так, в самом начале красный цвет фона вступает в странный союз беззащитными белыми титрами. Можно даже представить, что фон кричит, а буквы в этот момент терпеливо и нежно нашептывают ему имена. Переход от титров к повествованию также органичен. Серая заброшенная в саду статуя поросла мхом, унылый сад. И все снова резко меняется: камера сдвигается, и мы уже видим как сквозь кроны деревьев пробиваются лучи утреннего солнца. И так без конца.

Не менее глубок и контраст образов: Мария и Агнесс. Аверс и реверс. Первая спит здоровым сном, на щеках у нее румянец, белокурые волосы слегка растрепались из аккуратно уложенной прически. Вторая же смертельно больна, спит беспокойно, а ее темные волосы, судя по виду, уже давно растрепаны.

Игра противопоставлений. И пожалуй здесь стоит остановится на последней части фильма - противопоставлении "жизни и смерти". Покойница Агнесс начинает вдруг разговаривать с живыми обитательницами дома: сестрами Марией и Карин, служанкой Анной. Временной парадокс на уровне чувственного восприятия. Свести концы с концами помогает переключение на восприятие одной героини - Анны. Как бы ни крутилась карусель сюжета – Анна оказывается центром. Центром, который круг вытолкнул из себя в небытие.

Пусть сумбуром строк не передать и малой толики силы этой работы, можно попытаться передать настроение. Бергман гений по части создания настроения. Гений признанный и безупречный. Фильм больше похож на танец: в нем есть движение фигур, но главное то что происходит внутри наблюдателя – что-то удивительное, волшебное, не поддающееся воплощению в словах.


 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments