ramsh (ramsh) wrote in kinoclub,
ramsh
ramsh
kinoclub

"Все умрут а я останусь". Валерия Гай Германика, 2008

В эпоху постмодерна возможно всякое. Пускай режиссер Гай Германика (скажем, Толстунов) – парафраз Гас Ван Сента и Ларса фон Триера, никакой режиссер настоящему фильмы догмы не нужен. Все эти посмодернисткие фокусы можно развивать сколь угодно далеко: несуществующий кинокритик Екатерина Лоно (скажем, Волобуев) пишет о фильме с несуществующим режиссером. А в несуществующих Каннах несуществующее жюри отмечает несуществующий фильм про несуществующее Строгино. Повторяю - возможно все. Тем не менее, оставим право на любую, в том числе и модернисткую интерпретацию.


«Если у вас было какое-то предубеждение против этого фильма – преодолейте его и посмотрите», - сказал как-то Антон Долин в радиоэфире. Этим я и занялся вчера вечером. Три девочки-подростка – как бы неразлучные приятельницы – хоронят кота (и заодно и трех рыбок) и готовятся пойти на дискотеку. Они разговаривают об отношениях, сексе, алкоголе и прочих прелестях взрослой жизни, ничего в них не смысля, но торопясь вкусить запретного плода с древа познания. Потом они ссорятся с одной из них, но, оказавшись на дискотеке, ведут себя по-разному…

На первый взгляд, могло бы показаться, что Валерия Гай Германика (если таковая вообще существует) сняла этот фильм, чтобы отделаться от собственных подростковых комплексов, преодолевая их скурпулезным анализом психологии подростка. А с психологией оказалось все в порядке – девочки в фильме получились (о чудо!) живые и – что еще удивительнее – разные. Но главное здесь не это. Сам период взросления, который уложился в выхваченные камерой 2 дня «из жизни», развертывается как целая внутренняя эпопея преодоления одиночества. Ведь страшнее всего для человека, как только он почувствовал в себе зарождение хотя бы подобия своего «я», - отбиться от стаи и остаться изгоем, с этим «я» наедине.

Оказываясь в обществе себе подобных, тинейджеры пытаются пробить эту стену одиночества. Создать иллюзию освобождения помогают сигареты и алкоголь, наркотики и животная сила музыки группы «Звери», сотрясающая стены опостылевшей школы.

Дискотека (кульминационный момент) становится для девочек своеобразной инициацией – обрядом вступления во взрослую жизнь, которое неизбежно сопряжено с жестокостью, болью, страданием. Дефлорация по-быстрому. Вино стакан за стаканом. Моментальное превращение из застенчивой и неопытной, но очаровательной - в похотливую и раскованную, как все. Все это случается прямо на наших глазах. Настоящих друзей в 13 лет не бывает – кругом вероломство, предательство, обман. Спасает только анестезия.

Гай Германика (несуществующая) не боится переступить какую-то грань. Ей не нужны эвфемизмы – то, что уродливо, то уродливо, матерщина есть матерщина. Как настоящий художник, она «стоит по ту сторону». Как истинный кинематографист, всматривается в лица и ситуации (при этом камера догматично подрагивает), чураясь всякой литературной назидательности. Посмотрите, какой чудовищно-животной и одновременно зверино-привлекательной энергетикой пропитана немая сцена на танцполе! Здесь царит надличностный экстаз, растворение в стае, в скопище себе подобных, лишенных индивидуальности существ.

Завтра этим извивающимся телам еще предстоит проснуться, родиться заново или умереть навсегда. Ну а нам - нам выдавливать тинейджера по капле придется всю жизнь…
 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments