desyateryk (d_desyateryk) wrote in kinoclub,
desyateryk
d_desyateryk
kinoclub

Categories:

Кайдан / Kaidan (Хидео Наката, 2007)

Звонок из страшного прошлого

4.36 КБ

Хидео Наката имеет статус культового автора благодаря снятым им фильмам ужасов — так называемым джи-хорорам (буквально — японским ужасам). Самые известные среди его работ — «Звонок» и «Темные воды», которые повлекли целую волну ремейков. Если быть совсем точным, то эти истории следует назвать неокайданами. Кайдан, история о привидениях — это литературная традиция позднего середневековья Японии, расцветшая в ХVІІІ столетии. Преемственность, однако, сохранилась и в новейшие материалистические времена: кровожадные духи прекрасно вписались в современность и научились сосуществовать с автомобилями, телефонами, компьютерами, видеокамерами, телевизорами, интернетом. Вот такие истории — с призраками, но в современных реалиях — и называют неокайданами. Одним из первых, кстати, к такому сочетанию в литературе прбегнул легендарный писатель Юкио Мисима в пьесе-неокайдане «Ее височество Аои» (1954), где мстительный дух преследует одну из героинь вплоть до ее смерти — причем перед каждым потусторонним вторжением непременно звонит телефон — более чем очевидная связь со «Звонком» Накаты.
Возможно, почувствовав определенную исчерпанность жанра, Наката решил обратиться к источникам. Новый фильм так и называется – «Кайдан» (Kaidan, по рассказу Иче Саньюти).
Картина во всем подчеркнуто традиционна. Это та самая лубочно-гравюрная узнаваемая Япония — с рассказом, который начинается как представление театра Но, с медленно падающим снегом, с кимоно, самурайскими мечами, с игрой на цитре, с куклоподобными красавицами, с общей театральностью всего, что делается. В этих декорациях Наката воплощает легенду о страшной мести и не менее жуткой любви. Самурай, когда-то убивший невинного человека — процентщика, которому не хотел отдавать деньги – тем самым накликал проклятие на весь свой род. Основной сюжет начинается встречей детей самурая и процентщика — однозначно фатальной для обоих.
Все последующие события полностью определяются требованиями жанра. Ведь, в отличие от европейской традиции ужасов, кайдан — это не столько о страшной смерти, сколько о страшной жизни. Несчастья, которые устраивает главному герою умершая жена, свели бы с ума кого угодно, но, очевидно, проклятие в том и заключается, чтобы иметь достаточно сил для все новых столкновений с кошмарами и даже быть их орудием. Но ужасно ли это с внешней стороны экрана — там, где зал? Кажется, не всегда. Правда, есть один-два момента, бьющих по нервам, но в целом — это, скорее, просто чистенько и красиво снятая сказка, не более страшная, чем любые другая сказочная история. Все эти синие руки, белые лица, замученные женщины и умершие дети слишком часто мелькали в разных фильмах.
Интересно другое: очевидно, в японской традиции любовь не просто зла — она жестока и свирепа и требует наибольших жертв от тех, кто любит — или кого любят, а, во-вторых, любовь сильнее смерти — настолько сильнее, что и сама смерть у нее на службе; конфликт, который европейским гениям литературы, кажется, даже в голову не приходил. Может, когда-то и удастся увидеть что-то сделанное именно по такому сюжету на достойном трагическом уровне. Пока же приходится удовлетворяться обычными ужастиками.

Дмитрий Десятерик
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments